Currently viewing the tag: "психология"

Одно из самых охуенных для меня открытий за время волнений на Украине – вера людей во внешние признаки власти.

В таком-то городе захватили здание горадминистрации. Главный бомж повстанцев садится в кресло мэра и становится руководителем города.

В сяком-то городе захватили здание УВД. Главный ряженый в камуфляже садится в кабинет начальника УВД и начинает руководить городской милицией.

Сел в кресло депутата – депутат. Сел в кресло премьера – премьер. Сел в кресло президента – президент.

И все верят!

В какой-то момент мне показалось, что на Украине все играют в игру как в школе – крутят хоровод вокруг стульев, а потом по команде садятся. Кто куда сел, тот такой пост и занял. Кому стула не хватило, идет вон.

Казалось бы – если ты городская власть, а твой кабинет заняли, пойди в соседнее кафе, блять, и рули оттуда. Разложи мобилы на барной стойке, устраивай совещания во время бизнес-ланча. Но нет, власть покорно отдает бразды сброду и понуро идет нахуй.

Удивительно, как внешние ритуальные признаки определяют сознание. Я-то всегда был уверен, что настоящая власть и из землянки справится с обязанностями.

Тема — молодец.

Разговоры о том, что можно смотреть через мир без фильтра (и “стеклянная стена Юнга” может быть разбита), не просто пусты. Они (как и всяческие аксиомы о существовании “объективной реальности”) мешают осознать, что без фильтров восприятие нашего мира невозможно, и тем самым уводят наше внимание в сторону. Вот поэтому я считаю рассуждения об “объективной реальности” бессмысленными и вредными для нашего понимания действительности…

Это выводы. А предпосылки можете прочитать сами.

На самом деле  никто не обязан чувствовать то, чего не чувствуется. Любить того, кто не вызывает теплых чувств, уважать того, кто ведет себя низко.  У нас нет эмоциональной повинности. Тем более если эти чувства требуется испытывать только потому, что тот или иной персонаж играет какую-то социальную роль.   Люди могут отдавать долг  некоторыми действиями, ритуалами, соблюдением традиций, но опять если только чувствуют  желание и эмоциональный настрой.

На самом деле, меня всегда удивляла идея о том, что я чего-то должен всем этим людям на улице, которых я даже не знаю.

Что же обнаружили исследователи? Во-первых, 70% испытуемых при повторном чтении не заметили хотя бы одну из подмен, а многие не заметили их вовсе. Ну это бы еще ладно — так, задачка на внимание. Но дальше хуже: частота коррекций НЕ ЗАВИСЕЛА от того, насколько высоко оценил участник свою степень согласия с утверждением — то есть те, кто оценил свое мнение в «9», при повторном чтении оценили той же самой девяткой свое согласие с ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ утверждением. А дальше совсем плохо: исследователи попросили испытуемых обосновать несколькими фразами их мнение по некоторым пунктам, в том числе по передернутым. И слышали бы вы, с каким красноречием обманутые испытуемые справились с задачей оправдания жертв среди гражданского населения Палестины, даже при том, что 20 минут назад решительно — с рейтингом «9» — высказались за то, что благосостояние государства Израиль не стоит слезинки палестинского ребенка. И так по всем другим спорным моральным дилеммам.

Давно пора растормошить эту помойку, что мы зовем собственным мнением.

Личность тесно связана с биологической индивидуальностью, вырастает из нее при социальных взаимодействиях. Мы – индивиды, которые характеризуются определенным темпераментом, инстинктивными программами и их индивидуальными вариациями, индивидуальным жизненным опытом. Личность ≠ индивидуальность.

Анализируя становление личности с эволюционно-биологической точки зрения, мы вынуждены будем воспринимать ее как инструмент для решения определенных приспособительных задач. Мы обладаем личностью потому, что у наших предков обладание такой структурой, развивавшейся как следствие социальных взаимодействий, повышало их репродуктивный успех (увеличивало число оставляемых ими потомков). Личность ≠ сущность.

Шабанов пишет как раз в тему нашего недавнего разговора о том, для кого и как ведется этот блог. А также в продолжение разговора об анонимности и личности как форме рефлексивного отношения «Я есть Я».

Интересно, что в обоих случаях нашлись дремучие люди, оправдавшие репрессии. Самым распространенным ментальным приемом сторонников посадок «за портрет» является прием с условным названием «ваша мама»:

— А если бы кто-то испражнялся (кидал дротики, плевал и проч.) на портрет вашей мамы? Вы бы тоже остались равнодушными или дали в морду? А ведь для верующих (в бога, фюрера, генеральную линию партии) икона (портрет Сталина, Гитлера, Путина) — это все равно, что для вас — ваша мама!

Ваша мама, как известно, такая толстая, что Земля является ее натуральным спутником.

Недавно я беседовал с одной девушкой. Предмет разговора был немного необычен, но в то же время довольно животрепещущ в рамках нашей извечной политической стабильности — сохранение и приумножение денег.

В рамках предмета сопутствующего обсуждения (а именно — тотальная коррупция банковской сферы) ответ «хранить деньги в банке» был воспринят как не дающий требуемых гарантий, и от нее поступило предложение — хранить деньги в собственном бизнесе.

Я заметил, что предпринимательская жилка есть далеко не у всех людей, что множество предпринимателей разоряются, не в силах совладать с рыночной коньюктурой, что в условиях Эрэфии бизнес — вещь довольно опасная для предпринимателя, так как помимо чисто рыночных рисков у нас всегда существуют нерыночные, вроде всевозможных рейдеров, проверяющих и прочих паразитирующих экономических субъектов. И даже при том ужасе банковской системы, что действует в нашей стране по самым негативным прикидкам, она все равно предоставляет гораздо больше возможностей для сохранения и приумножения капитала для статистической посредственности, которой мы с вами, скорее всего, является.

Ответ девушки меня слегка поразил. Оказывается, ей совершенно не важны рациональные факторы работы капитала. Ей совершенно все равно, насколько более высокой будет доходность, какие у нее будут гарантии, какие риски — это все выходит за рамки ее понимания. Ей важно одно — то, что в предпринимательской деятельности ты сам отвечаешь за собственный капитал, и любые проблемы — это твои проблемы, за которые ты ответственен. А банк, потерявший твои деньги, например, из-за банкротства… привлечь его к ответственности казалось ей довольно проблематичным.

В эпоху поголовной безответственности личная ответственность — роскошь практически недоступная для нормального человека. Не удивительно, что он пытается найти человека, который будет нести наказание за ошибки — хотя бы в себе самом.

У Эллиота, как ни странно, поведение на первых двадцати картах не отличалось — увидев сумму выигрыша или проигрыша, он испытывал краткий всплеск эмоций. Разница появилась дальше: ни после двух, ни после трёх, ни после пяти десятков карта у Эллиота практически ничего не изменилось: у него не выработалось устойчивой реакции на колоду, он по-прежнему эмоционально реагировал только на конкретную карту и демонстрировал слабую и быстро исчезающую реакцию на колоду, из которой эта карта была взята. Начав с 2000 долларов, к середине колоды Эллиот вынужден был занимать деньги у экспериментатора, и хотя по окончании игры (оставшись в глубоком минусе) он мог объяснить, что проиграл из-за колоды, в которой большие выигрыши сочетались с большими проигрышами, повторение игры через неделю приводило ровно к тому же результату.

Об эмоциональном принятии решений — всегда ли мы рациональны?

«Психологи – враги рода человеческого» – бормочет мой коллега врач-психиатр после разговора с новой пациенткой. И я с ним согласна. Потому что одно из моих мест работы – психиатрическая больница. Читаешь карты – сердце кровью обливается. На ранних этапах болезни большинство годами ходили по психологическим консультациям, курсам, группам, тренингам. Их учили «радоваться жизни» и как «избавиться от излишних страхов и тревог». Болезнь, между тем, прогрессировала. И никто из ведущих группы или консультирующих психологов не увидел, что у человека душевное заболевание.

Проблема людей с душевным заболеванием в том, что они не понимают, что с ними происходит. При этом человек чувствует, что с ним что-то «не то» и начинает искать помощи. После советских времен слово «психиатрия» остается пугающим, поэтому чаще всего идут к психологам. Весь ужас в том, что психологи эту область совсем не знают и норму от патологии не отличают. А прелесть их положения в том, что они ни за что не отвечают (врач подсуден, психолог – нет!).

Осторожно, психолог!

В эксперименте приняли участие 68 подростков в возрасте от 12 до 18 лет: 31 мальчик и 37 девочек. Довели эксперимент до конца (то есть восемь часов пробыли наедине с собой) ТРОЕ подростков: два мальчика и девочка.

Семеро выдержали пять (и более) часов. Остальные — меньше.

Причины прерывания эксперимента подростки объясняли весьма однообразно: «Я больше не мог», «Мне казалось, что я сейчас взорвусь», «У меня голова лопнет».

У двадцати девочек и семи мальчиков наблюдались прямые вегетативные симптомы: приливы жара или озноб, головокружение, тошнота, потливость, сухость во рту, тремор рук или губ, боль в животе или груди, ощущение «шевеления» волос на голове.

Почти все испытывали беспокойство, страх, у пятерых дошедший практически до остроты «панической атаки».

У троих возникли суицидальные мысли.

Мы настолько боимся остаться наедине с собой?

PageLines