Currently viewing the tag: "космос"

Исследования проводили в системе колец Гельмгольца (двух соосно расположенных одинаковых катушек), которая обеспечивала ослабление земного магнитного поля в 80—100 раз с помощью специально созданного магнитного поля, противоположного по знаку геомагнитному. Перепелиные яйца помещали в инкубатор, где поддерживали необходимую температуру и влажность. Через четверо суток их исследовали. К этому времени обычно у перепелиного эмбриона уже завершаются образование зачатков органов и их дифференцировка, в том числе начинает формироваться четырёхкамерное сердце и функционировать система кровообращения. Все эмбрионы были живыми и отвечали третьим-четвёртым суткам развития, но почти у всех у них экспериментаторы обнаружили серьёзные нарушения в развитии сердечно-сосудистой системы. У одних было два сердца с развитыми системами кровеносных сосудов, у других отсутствовала межпредсердная перегородка, у третьих нарушен сосудистый рисунок. А у одного из эмбрионов хвостовой отдел туловища расщепился на два. То есть содержание яиц японского перепела в условиях ослабленного магнитного поля привело к нарушениям в развитии эмбрионов на ранней стадии.

Когда мы полетим к другим планетам и нам придется рожать детей в космосе — нас ждет множество смешных проблем. Впрочем, здесь описана только одна.

Если бы каждый человек на Земле направил лазерную указку на луну в один и тот же момент, поменяла бы она цвет?

Питер Липовиц

Нет, если мы будем использовать бытовые лазерные указки.

Первое, что нам следует понимать — то, что не все люди могут одновременно наблюдать Луну. Мы можем собрать всех в одной точке, но мы уже выяснили, чем это закончится, несколько недель назад. Вместо этого, мы возьмем тот момент времени, когда Луна видна наибольшему числу людей. Исходя из того, что 75% популяции живет между 0° и 120° в. д. (ссылка на англ. — прим. пер.), мы попробуем реализовать наш замысел тогда, когда Луна находится где-то над Аравийским морем.

Мы можем светить как в новолуние, так и в полнолуние. В новолуние поверхность Луны темнее — нам будет проще увидеть свет лазера. Но новая луна — более сложная цель, она чаще всего видна днем, сводя на нет весь эффект более темной поверхности.

Если не брать в расчет яркость, идеальным моментом времени будет скорее всего 6 часов вечера по Гринвичу (или 10 вечера по Москве — прим. пер.), когда полная луна находится высоко в небе Мумбая и Исламабада. В этой точке луна будет доступна для наблюдений почти 5 миллиардам людей — в основном из Азии, Европы и Африки — почти стольким же, сколько в принципе ее могут видеть одновременно.

Но давайте возьмем момент, когда освещена лишь половина луны, чтобы мы могли видеть эффект от наших действий на темной ее стороне. Оставим в стороне 21 декабря, чтобы не вдохновлять надежду в сердца ожидающих конца эпохи по календарю Майя, и вместо этого нашим моментом времени будет 4 января 2012 в пол-первого ночи по Гринвичу. В Восточной Азии в этот момент будет день, а в Африке и Европе — ночь.

Вот наша цель:

Обычная лазерная указка имеет мощность около 5 мВт, а хоршая — имеет достаточно малый угол расхождения луча, чтобы в самом деле «дострельнуть» до Луны, несмотря на то, что в реальности он будет освещать довольно большую площадь. Луч, конечно, будет преломляться в атмосфере и часть его будет поглощена — но большая часть света все-таки долетит до Луны.

Представим себе, что все могут прицелиться достаточно точно, чтобы попасть в Луну, но не более того. В этом случае свет распределиться по всей ее поверхности.

В половину первого по Гринвичу все прицеливаются и нажимают кнопку.

Вот, что при этом произойдет:

«Душераздирающее зрелище.»

Хотя, в этом есть определенный смысл. Солнце освещает Луну с мощностью порядка киловатта на квадратный метр. Так как сечение Луны имеет площадь порядка 1013 квадратных метра, на нее попадает примерно 1016 ватт солнечного света — 10 петаватт или два мегаватта на человека, что затмевает возможности наших пятимилливаттных лазеров. Конечно, числа могут слегка варьироваться, но в общем и целом все выглядит именно так.

5 милливатт — это слишком мало. Мы способны на большее.

Одноваттный лазер — безумная опасная вещь. В нем достаточно мощности, чтобы не просто ослепить вас, но и оставить на коже ожог или просто поджечь предметы. Безусловно, они запрещены к продаже в США.

Шучу! Вы можете купить такой за 3000 рублей. (ссылку я адаптировал под наши реалии, в оригинале был, конечно же, американский магазин — прим. пер.)

Представим себе, что мы потратили 21 триллион рублей и купили всем по одноваттному зеленому лазеру (на заметку кандидатам в президенты: включивший это в свою программу, получит мой голос). В дополнение к тому, что он просто более мощный, его цвет находится в середине видимого спектра, глаз более чувствителен к нему, а значит — он будет казаться ярче.

И вот результат:

Черт!

Лазерная указка, которую мы используем, излучает примерно 150 люменов света (больше, чем большинство фонариков) лучом, шириной в 5 угловых минут. Свет этот, попадая на поверхность Луны, дает освещеноость лишь около половины люкса, в то время как Солнце — около 130 тысяч люксов. И даже если мы нацелим все указки идеально в одну и ту же точку — в лучшем случае мы получим полдюжины люксов на 10% поверхности Луны.

Для сравнения, освещенность Земли от полной Луны составляет около одного люкса — а значит, наши лазеры будут неэффективны не только при освещении Луны с Земли, но и если мы попробуем обратное — осветить Землю с Луны, то зелень лазера просто потонет в естественном лунном свете.

Благодаря новейшим разработкам в области литиевых батарей и технологии производства светодиодов, рынок начал просто ломиться от огромного количества продающихся там мощных фонарей. Но совершенно ясно, что простой фонарик нам не поможет, поэтому мы пропустим скучную часть и сразу вручим каждому по фонарю Nightsun.

Вы можете не знать этого названия, но вы, скорее всего, хотя бы раз видели, как он используется: именно эти фонари устанавливаются на вертолеты полиции и береговой охраны. С учетом того, чот выходной световой поток у них составляет 50 тысяч люменов, им действительно под силу превратить ночь в день на отдельно взятом клочке земли.

Луч его имеет угловую ширину примерно в несколько градусов, так что нам потребуются собирающие линзы, чтобы уменьшить его до половины градуса, что необходимо для того, чтобы достать до Луны.

И вот результат:

Конечно, результат тяжело увидеть, но он есть! Луч создает освещенность в 20 люкс, увеличивая силу светового потка от неосвещенной половины Луны в 2 раза! Так или иначе, это тяжело разглядеть, а видимого эффекта на светлой половине практически нет.

Заменим фонари Nightsun на прожектора IMAX – 30-киловаттные лампы с водяным охлаждением, с суммарным выходом более миллиона люменов.

Эффект все еще болтается где-то на границе восприятия.

На прыше отеля Luxor в Лас-Вегасе стоят самые мощные на Земле прожекторы. Давайте дадим каждому по одному такому.

Да, и установим на них линзы для того, чтобы сфокусировать луч на поверхности Луны.

Теперь мы видим результат наших действий, миссия выполнена! Отлично поработали.

Ну…

Министерство обороны разработало мегаватнные лазеры, используемые для уничтожения летящих ракет на подходе.

Самолет Boeing YAL-1 — это сделанный на базе 747-го самолет с установленным на него мегаваттным химическим кислородно-йодным лазером. Он излучает инфракрасный свет, а значит его луч невидим для человеческого глаза, но мы можем представить себе аналогичный лазер, излучающий свет в видимом диапазоне. Дадим каждому по одному такому.

Наконец, мы смогли сравняться с яркостью солнечного света!

При этом мы потребляем  5 петаватт мощности, что вдвое больше, чем среднее мировое потребление электроэнергии.

Ладно, давайте установим по мегаваттному лазеру на каждом квадратном метре поверхности Азии. Если мы попробуем запитать всю эту установку, используя электроэнергию, вырабатываемую из нефти, то все резервы Земли будут исчерпаны за 2 минуты. Но в эти минуты Луна будет выглядеть так:

Луна сияет ярче, чем полуденное солнце, а к концу этих двух минут, лунная поверхность нагреется так сильно, что начнет светиться.

Хорошо, мы зайдем  еще дальше за пределы возможного.

Самый мощный лазер на Земле находится в Национальном комплексе лазерных термоядерных реакций. Он излучает в ультрафиолетовом диапазоне и имеет выходную мощность в 500 тераватт. Так или иначе, он генерирует лишь один импульс, длящийся лишь несколько наносекунд, в энергетическом эквиваленте равный четверти чашки бензина.

Представим себе, что кто-то нашел способ сделать его излучение непрерывным, дал каждому по одной штуке и все направили их на Луну. К несчастью, поток энергии немедленно превратит земную атмосферу в плазму, что испепелит всю земную поверхность и убьет нас всех.

Но давайте предположим, что излучение каким-то невероятным образом пройдет сквозь атмосферу без взаимодействия с ней.

Даже с этим допущением, Земля все равно будут охвачена огнем. Отраженный свет от Луны будет в четыре тысячи раз ярче, чем полуденное солнце. Лунный свет станет достаточно ярким, чтобы все земные океаны вскипели и испарились меньше, чем за год.

Забудем о Земле — что случится с Луной?

Лазерный луч, сам по себе, сможет создать достаточное световое давление, чтобы придать Луне ускорение около десяти миллионных g (g = 9,81 м/с – прим. пер.). Это ускорение, практически незаметное в малых масштабах времени, за годы окажет влияние, достаточное для того, чтобы вытолкнуть Луну с земной орбиты…

… если бы давление излучение было бы единственной вовлеченной в процесс силой, конечно же.

40 мегаджоулей энергии достаточно (ссылка на англ. — прим. пер.), чтобы испарить килограмм камня. Принимая, что каменистая поверхность Луны имеет плотность порядка 3 кг/л, лазер передаст ей достаточно энергии, чтобы испарять 4 метра лунной поверхности в секунду.

В любом случае, на самом деле лунный грунт не будет испаряться так быстро — по очень важной для рассмотрения причине.

Когда кусок камня испаряется, он не просто исчезает. У поверхности образуется  плазма, которая мешает прохождению луча.

Лазер продолжает накачивать плазму энергией, а плазма, в свою очередь, становится все горячее и горячее. Частицы сталкиваются между собой, ударяются о поверхность Луны и улетают в космос на фантастических скоростях.

Этот процесс превращает всю поверхность Луны в один реактивный двигатель — с потрясающей эффективностью, к тому же. Использование лазера для испарения материала описанным способом называется лазерной абляцией и это крайне многообещающий способ создания космических двигателей (ссылка на англ. — прим. пер.).

Луна имеет большую массу. Несмотря на это, медленно, но верно, тяга, создаваемая каменной плазмой, будет толкать ее прочь от Земли. (Струя плазмы, кроме всего прочего, дочиста очистит поверхность Земли и уничтожит лазеры, но мы предполагаем, что на тот момент они будут неразрушимы.)  Плазма также будет стекать с лунной поверхности — это сложный процесс, который довольно тяжело смоделировать.

Но если мы прикинем, что частицы плазмы будут улетать с поверхности со средней скорость 500 км/сек, то всего за несколько месяцев Луна улетит из области действия наших лазеров. Она сохранит большую часть массы, но перестанет быть спутником Земли и перейдет на вытянутую орбиту вокруг Солнца.

Формально, Луна не превратится в новую планету, согласно определению планеты, принятому МАС. Так как новая орбита Луны будет пересекать земную, то Луна будет называться малой планетой, как, например, Плутон. Пересечение с земной орбитой будет приводить к периодичеким непредсказуемым ее изменениям.  Луна может в итоге сгореть в солнечной атмосфере, быть выкинутой за пределы солнечной системы или разбиться о любую другую планету — в том числе нашу. Я думаю, что все согласятся — в таком случае мы это заслужили.

Результат:

Теперь, наконец, мощности достаточно.

Оригинал на what-if.xkcd.com

Эта Киля – одна из самых больших и нестабильных звезд в нашей Галактике. Ее температура настолько высока, что ее гравитация не в состоянии удерживать газ, утекающий с ее поверхности по сформированным потокам вверх, от нее. Она впервые была замечена в 1843 году, когда ее звездная величина (читай величина свечения) достигла -0.8, сделав ее второй по яркости звездой в ночном небе.

Она в дальнейшем утихла на какое-то время, и снова «засветила» в конце 1990-х. Эта флуктуация продолжается с периодичным вспыхиванием и затуханием, и будет продолжаться до тех пор, пока не случится неизбежное. Не в состоянии совладать с собственной массой и плотностью, она коллапсирует и, потом, превращается в одну из самых смертельных сил, известных в природе – в гиперновую.

На какое-то время, этот колоссальный взрыв освещает всю галактику. Это будет достаточно ярко, чтобы заметить в дневное время с Земли, в то время как ночью это сравнимо с полной луной.

Но гораздо больше вреда принесут убийственные струи гамма-излучения, выброшенные умирающей звездой. Они будут выброшены на таких высоких энергиях, что даже системы в тысячах световых лет от Эта Киля будут задеты. В результате, на многочисленных планетах в нашем регионе Галактики произойдет вымирание живых организмов в это время.

Интересная статья, если читать ее не с позиции того, что это произойдет, а с позиции тех процессов, которые происходят в нашей вселенной.

Владеющим языком — порекомендую вместо статьи читать оригинальный сайт, компиляция и перевод заметок на котором, фактически, и представлены — с учетом того, что перевод, конечно, не фонтан (даже в цитированном отрывке это заметно).

Данный текст является переводом одного из материалов раздела what-if сайта xkcd.com.

Достаточно ли у нас энергии, чтобы вытащить все человечество за пределы Земли?

Адам.

Существует множество научно-фантастических фильмов, в которых человечество из-за загрязнения, перенаселения или ядерной войны, покидает Землю.

Но вытащить людей в космос тяжело. Возможно ли вытащить в космос все человечество, не занимаясь массовым истреблением людей? Не будем волноваться о том, куда мы направимся — будем предполагать, что нам не  нужно искать новый дом, но мы не можем оставаться в нынешнем.

Чтобы определить, насколько правдоподобным является такой вариант, мы можем начать с расчета минимально возможной энергии на человека, позволяющей вывести его в космос — 4 гигаджоуля на человека. Не важно, каким способом мы будем его вытаскивать, будут ли это ракеты, пушка или космический лифт — перемещение человека массой 65 килограмм (да, в общем, 65-килограммового «чего угодно») — за пределы гравитационной ямы Земли требует энергии как минимум:

Потенциальная энергия сил притяжения =1/2∗65 кг ∗ (первая космическая скорость)²

Энергия, требуемая для того, чтобы поднять что угодно с Земли в космос равна кинетической энергии движения с первой космической скоростью.

4 гигаджоуля — это сколько? Это почти мегаватт-час,  то есть столько, сколько типичное домохозяйство в США потребляет за месяц или два. Столько энергии будет содержать грузовик, заполненный пальчиковыми батарейками, или 90 килограмм бензина.

Четыре гигаджоуля, умноженные на 7 миллиардов людей, дают нам 2,8 * 1018 джоулей или 8 петаватт-часов. Это почти 5% суммарного годового мирового потребления энергии. Много, но возможно.

Но это только минимум. На практике, все зависит от способа транспортировки. Пользуясь ракетами, мы потратим гораздо больше. А все из-за того, что с ракетами есть принципиальная проблема — они вынуждены поднимать собственное горючее.

Вернемся к моменту с 90 килограммами бензина (около 110 литров), потому что они помогут нам описать основную проблему космических путешествий.

Если мы хотим вывести в космос 65-килограммовый космический корабль, мы должны сжесь около 90 килограммов бензина (по энерговыходу бензин сопоставим с ракетным топливом, поэтому будем придерживаться этого варианта). Мы заправляем корабль топливом — и вот, наш космолет весит 155 килограмм. А 155-килограммовый корабль требует уже 215 килограммов топлива, и мы заливаем еще 125 килограмм топлива…

К счастью, мы спасены от вечного цикла — в котором мы добавляем 1,3 килограмма на каждый килограмм, что уже добавили — тем фактом, что мы не должны тащить на себе все горючее на всем пути на верх. Мы будем сжигать его по мере подъема, становясь все легче и легче, а значит — нам будет требоваться все меньше и меньше топлива. Но нам придётся всё же поднимать топливо по пути. Формула, по которой мы можем вычислить количество топлива, требуемого для движения с нужной скоростью, вычисляется из уравнения Циолковского:

Δv = vв ln( mн/mк )

mн и mк это масса корабля с горючим в начале и в конце пути, а vв — это скорость истечения горючего, равная примерно 2,5—4,5 км/с для ракетного топлива.

Что важно — так это соотношение между vв и Δv, скоростью выхлопа и скоростью хода ракеты. Килограмм горючего, требуемый на подъем килограмма корабля растет экспоненциально этому соотношению, и очень быстро достигает невероятных величин. Для того, чтобы покинуть Землю, необходимо получить Δv выше 13 км/с, а vв не может быть больше, чем 4,5 км/с, а значит мы получаем соотношение массы топлива к массе полезного груза равное e13/4,5 ≈ 20

Заключаем — для того, чтобы преодолеть притяжение Земли с помощью ракет, на тонну груза необходимо брать от 20 до 50 тонн горючего. Запуск же всего человечества (общим весом около 400 миллионов тонн) потребует десять триллионов топлива. Это много — если мы будем использовать углеводороды, то затраченное топливо будет приличной частью мировых запасов нефти. И это еще никто не задумывался о собственной массе корабля, пище, воде и наших братьях меньших (только в США около миллиона тонн домашних собак). Нам также потребуется топливо, чтобы сделать все эти корабли, чтобы привезти людей к стартовым площадкам и так далее. Это не то, чтобы не возможно — но уж точно вне сферы правдоподобия.

Но ракеты — это только один вариант из множества. Как бы безумно это не звучало, может быть будет проще (1) действительно взобраться в космос по веревке, или «выдуть» себя с планеты ядерным взрывом. Это действительно серьезные — хотя и несколько безумные — способы запуска, с каждым из которых заигрывают ещё с самого начала Космической эры.

Первая идея восходит к мысли о «космическом лифте», столь любимой многими научно-фантастическими писателями. Смысл ее в том, что мы привязываем трос к вращающемуся на орбите спутнику так, чтобы он натягивался центробежными силами. Тогда мы сможем поднимать людей, используя обычные электромоторы, питаемые солнечными батареями, ядерными генераторами или чем-нибудь еще, что нам больше понравится. Крупнейшее техническое препятствие в том, что трос должен при этом быть в несколько раз прочнее, чем все материалы, на текущий момент известные человечеству. Есть надежна, что углеродные нанотрубки дадут необходимую прочность — и эта надежда добавляет ее к длинному списку инженерных проблем, которые могут решены с помощью прикольных штук с приставкой «нано».

Второй подход заключается в использовании импульса, создаваемого ядерным оружием — удивительно правдоподобного способа заставить огромные объемы материала двигаться действительно быстро. Основная идея заключается в том, что мы взрываем ядерную боеголовку под собой и летим, подгоняемые взрывной волной. Вы можете подумать, что космический корабль моментально испарится, но если у нас будет хорошо спроектированный щит, взрывная волна рассеется быстрее, чем сможет нас уничтожить. Если бы мы смогли сделать ее достаточно надежной, то эта система в теории смогла бы поднять на орбиту целый город и, возможно, достичь требуемой цели.

Инженерный принцип, стоящий в основе этой технологии, был достаточно основателен для того, чтобы в 60-х годах прошлого столетия под руководством Фримена Дайсона, американское правительство на самом деле пыталось построить один из таких космических кораблей. История этого проекта, получившего название «проект Орион», детально описана в отличной книге, выпущенной сыном Фримена Джорджом Дайсоном. Защитники этого подхода до сих пор расстроены тем, что проект был отменен еще до создания прототипа. Противники же оппонируют им: если только представить, что предлагается — собрать вместе все наши ядерные заряды, запулить в атмосферу и взрывать по очереди — становится жутко, что проект вообще почти дошёл аж до такой стадии.

Итак, отвечаем — отправить одного человека в космос просто, а отправка всего человечества истощит наши ресуры до предела и, возможно, уничтожит всю планету. Один маленький шаг для человека — и гигантский скачок для всего человечества.

Что произойдет, если собрать моль кротов (игра слов — mole с английского переводится и как «моль» в значени единицы количества вещества, и как «крот» в значении «животное» — прим. пер.)  в одном месте?

Син Райс

Произойдут ужасные вещи

Начнем с определений. Моль — это единица измерения. Не совсем обычная, правда. На самом деле это простое число — как «дюжина» или «миллиард». Если у тебя есть моль чего-то, это значит, что у тебя этого «чего-то» целых 602 214 129 000 000 000 000 000 штук (обычно пишут просто 6,02×10²³). Это очень большое число, потому что оно используется для подсчета числа молекул, которых крайне много даже в небольшом объеме вещества.

Так много молекул...

Один моль атомов водорода весит примерно 1 грамм.. Ну, или навскидку, это общее число песчинок на Земле, наверное.

Крот же — это млекопитающее, живущее в норах. Есть множество видов кротов, и некоторые из них действительно пугают.

Страшный крот

Итак, на что же будет похож моль — 602 214 129 000 000 000 000 000 — кротов?

Начнем с грубой прикидки. То есть с цепочки мыслей, которая приходила мне в голову до момента, пока я взял калькулятор. Я пытался рассуждать примерно так:

Я могу взять крота и бросить его[Источник?]. Все, что я могу бросить, весит около фунта. Один фунт это один килограмм. Число 602 214 129 000 000 000 000 000 выглядит в два раза длиннее, чем триллион, то есть равно примерно триллиону триллионов. Я знаю, что триллион триллионов — это вес планеты.

Триллион триллионов

Если кто-то спросит, то я не говорил вам, что так считать — нормально.

Этого достаточно, чтобы понять — мы говорим о куче кротов размером с планету. Это довольно грубая оценка, потому что реальная цифра может быть в тысячи раз как больше, так и меньше.

Посчитаем точнее.

Восточноамериканский крот (Scalopus aquaticus) весит около 75 грамм, следовательно моль кротов весит

(6,02 × 10²³) × 75 г = 4,52 × 10²² кг.

Это около половины массы нашей Луны.

Млекопитающие в основном состоят из воды. Килограмм воды занимает объем в один литр, то есть, если кроты в сумме весят 4,52×10²² килограмм, то занимаемый ими объем будет составлять 4,52×10²² литров. Вы можете обратить внимание на то, что мы закрываем глаза на промежутки между кротами. Чуть дальше вы поймете, почему.

Куб, объемом 4,52×10²² литров будет иметь сторону, равную 3 562 километра (или 2 213 миль), а если мы говорим о сфере, то ее радиус будет 2 210 километров. (Забавное совпадение, на которое я раньше не обращал внмания — одна кубическая миля равна примерно 4πr² кубических километров, то есть сфера радиусом Х километров будет составлять одинаковый объем с кубом, длина стороны которого — Х миль.)

Если этих кротов распределить по земной поверхности, то толщина слоя будет доходить до 80 километров — как раз до границы с космосом (уже, правда, бывшей).

Кроты на Земле

Этот удушающий океан мяса под высоким давлением сотрет с лица земли большинство форм жизни, и даже смогут  — к ужасу ребят с реддита — нарушить целостность системы DNS. То есть на земле их размещать ну совсем не вариант.

Вместо этого, мы запустим кротов в ближний космос. Силы притяжения упакуют их в сферу. Мясо не слишком хорошо сжимается, поэтому в результате действия гравитационных сил размеры этой кучи практически не изменятся и мы получим кротовую планету (жаль, термин «кротовина» уже занят — прим. пер.) размерами чуть больше Луны.

Кротовая планета

Ускорение свободного падения на поверхности этой планеты будет составлять одну шестнадцатую от земного — почти как у Плутона. Планета будет равномерно теплой — возможно, чуть теплее комнатной температуры — а от действия гравитации недра планеты разогреются лишь на несколько градусов.

Здесь начинается полная дичь.

Кротовая планета — это гигантская сфера, состоящая из мяса. Фактически в ней уйма запасенной энергии (такого количества калорий хватило бы, чтобы кормить всю текущую популяцию Земли в течении 30 миллиардов лет). В обычных условиях, когда органика разлагается, множество энергии выделяется в виде тепла. Но в условиях, созданных на этой планете, под давлением в сотни мегапаскалей, которого достаточно, чтобы уничтожить все бактерии и стерилизовать останки кротов — не остается микроорганизмов, способных разлагать ткани животных.

Ближе к поверхности, где давление ниже, будет и другое препятствие для разложения — на поверхности планеты почти нет кислорода. Без кислорода, обычного гниения не произойдет, а без него поддерживать гниение может только одна бактерия. Однако, бескислородное разложение крайне неэффективно и выделяет лишь совсем немного тепла. Хотя, если процесс будет продолжаться без контроля, то он нагреет планету до кипения.

Но разложение органики не будет продолжаться вечно. Лишь немногие бактерий могут выжить при температуре свыше 60ºC, и по мере повышения температуры они будут умирать, а гниение замедляться. По всей планете органика постепенно будет распадаться до керогена, а получившаяся каша сможет, если планета станет горячее, в конечном счете сформировать нефть.

Внешняя поверхность планеты будет излучать тепло в космос и замерзать. Поскольку тела кротов, буквально, образуют на поверхности шубу, которая будет изолировать глубины, то излучение тепла в космос будет несколько снижено. Так или иначе, теплообмен будет конвекционным и в основном происходить в недрах планеты. Ошметки мяса и пузыри захваченных газов вроде метана, вырвавшиеся из легких мертвых кротов, время от врмени будут подниматься до кротовой корки на поверхности и смертоносным гейзером вырываться в космос, унося с собой кротовые тела (а он, оказывается, романтик — прим. пер.).

В конце концов, спустя несколько веков потрясений, планета, несмотря на все описанное выше, успокоится и охладится достаточно для того, чтобы начать замерзать. Давление в глубине будет так высоко, что вода будет кристаллизоваться в экзотические формы льда, вроде льда-3 или льда-5, или, возможно, льда-2 или льда-9 (нет, я не об этом).

Безрадостная картина. Давайте попробуем зайти с другой стороны.

У меня, к сожалению, нет точных данных относительно популяции кротов на земле (или мелких млекопитающих в целом), поэтому мы возьмем данные с потолка и представим себе, что на каждого человека приходится несколько дюжин всяких разных мышей, крыс, полевок и прочих им подобных.

Количество обитаемых планет в нашей галактике оценивается примерно в миллиард (простите, не нашел аналога на русском — прим. пер.). Если мы колонизируем их, то мы, конечно же, привнесем с собой крыс и мышей. Если хотя бы одна из сотни планет будет населена мелкими млекопитающими в количествах, сравнимых с земными, то после нескольких миллионов лет — не так много по меркам эволюции — общее число когда-либо существовавших живых организмов на этих планетах сможет превзойти число Авогадро.

Если вам нужен моль кротов — стройте космический корабль.

Ракета

Все претензии по поводу мата в картинке передавате Кириллу и Мефодию, которые в таком великом и могучем русском языке не изобрели достоиной альтернативы для слова bleaugh.

PageLines