From the monthly archives: "July 2016"

В очередной раз по сети разошелся спор о вагонетке о том, кого должна убивать беспилотная машина, в случае чего. Вот и Бирман решил поставить точку в этом вопросе, утверждая, что машина должна заботиться о своем хозяине во что бы то ни стало, так как иначе ее просто не купят.

Реальность, к несчастью, несколько сложнее экономики. А если быть совсем точным, то не реальность, а юрисприденция.

Машина не является субъектом права, а значит не способна нести ответственность за свои поступки и, соответственно, не может принимать решения о том, кого убивать в какой ситуации. А значит неверно возлагать на нее ответственность за подобного рода решения.

Ввиду того, что проблема вагонетки не имеет универсального этического решения, наиболее правильным было бы переложить ответственность на водителя. Но не за действия, а за решения — то есть дать ему возможность каким-то образом определить этический протокол, который выстроил бы правильную систему приоритетов у беспилотного автомобиля.

В простейшем случае это должен быть один из двух вариантов:

  1. Я очень себя люблю и в любой непредвиденной ситуации автомобиль должен делать все, чтобы спасти мою жизнь, невзирая на количество жертв.
  2. Я очень люблю весь мир, и не хочу, чтобы кто-то погиб по вине моего железного корыта, а так как решение о его покупке принял именно я, то я и должен нести ответственность за последствия своего решения, а значит в любой ситуации автомобиль должен спасти как можно больше жизней, не принимая в расчет мою.

Вопрос, какой из вариантов предлагать «по умолчанию» остается открытым. Возможно при заключении ДКП стоит форсировать явный выбор одного из двух вариантов.

PageLines