Она сидела на краю кровати, стыдливо прикрывшись одеялом. Поникшие плечи, опущенная голова, робкие всхлипывания: она плакала.

— Ты в порядке?

Все это было совершенно нелогично. Казалось бы, зачем прикрываться от того, кто уже увидел все? Зачем задавать вопрос, ответ на который очевиден? Увы, рациональность никогда не была нашей сильной стороной. В сложные моменты мы ведем себя крайне странно, пытаясь в череде непонятных ритуальных действий сохранить хотя бы остатки былого, не тронутого разрухой мира.

Особенно остро это чувствуется тогда, когда пыль за спиной еще не осела, а грохот осыпающихся камней продолжает эхом гулять по окрестностям.

Она не ответила. Может быть, того требовал ее ритуал. Или просто пыталась забыть хотя бы на секунду о его существовании. Это же так просто — не замечать несущийся прямо на тебя с огромной скоростью автомобиль. Вроде как пока его не видишь, он тебе совершенно не угрожает и можно жить дальше в блаженном неведении.  До того момента, как реальность не внесет свои коррективы в твой внутренний мир.

Реальность всегда оказывается сильнее.

Он робко дотронулся до ее плеча. Она вздрогнула и испуганно отстранилась.

— Почему я это сделала?

Он молчал. Ему и не требовалось отвечать, она задавала этот вопрос сама себе. И не находила в себе ответа.

— Что не так?

— Все не так! — робкий плач превратился в истерику. Лицо исказилось в гримасе, одеяло упало на пол. — Почему, черт побери, ты это со мной сделал? У меня вообще-то есть парень, у нас замечательные отношения, мы давно вместе и вскоре собирались пожениться, а теперь… теперь… — она закрыла лицо руками и зарыдала. — Как мне теперь жить с этим?

Он не знал, что говорить, но почувствовал в ее голосе обвинения. Шестеренки пришли в движение и древний механизм ожил — мужчина пошел в атаку. Спокойно и уверенно, хотя и чуть напряженно, как могучий воин перед лицом превосходящего числом противника.

Перед лицом противника, которого невозможно победить в бою, но можно хотя бы героически погибнуть в попытке отстоять свою свободу.

— В чем ты обвиняешь меня? Я не знал ничего о том, что у тебя кто-то есть, ты мне не говорила. Я не принуждал тебя ни к чему, не настаивал — ты могла отказаться в любой момент. Это было твое решение.

Вероятно, если бы он взял вину на себя, даже если бы это было неправдой, ей было бы проще. Она, конечно, умом все прекрасно понимала бы, но так легко обмануться сладкой иллюзией, если ты всем сердцем сам этого хочешь.

Вместо этого — удар прямо в открытую рану.

Она резко вскочила и стала торопливо натягивать на себя разбросанные по комнате вещи. Даже в темноте это не заняло много времени.

—Прости, но я не могу отпустить тебя в таком состоянии. — Мужчина преградил ей путь уже у входной двери.

— Да ты… —в ее голосе был металл, а на лице читалась ненависть. — Пусти меня! Я сейчас позвоню своему парню,  и ты будешь собирать выбитые зубы сломанными руками.

Она торопливо начала копаться в сумочке. Было в этом жесте что-то неуловимо театральное.

— И он точно все узнает. Возможно, он даже тебя простит. И дальше вам придется с этим жить. Ты уверена, что у вас получится? Я вижу пока только, что даже у тебя самой не очень получается.

— Хватит уже издеваться надо мной! — Она швырнула сумку, от чего половина содержимого разлетелось по коридору, села на пол и снова зарыдала.

Он сел рядом, чуть сбоку. Обнял ее. Спокойно, как-то по-дружески. В этом жесте не было ничего, кроме сопереживания и желания помочь. Видимо поэтому она не отстранилась, как раньше.

— Чего ты хочешь?

— Хочу, чтобы ничего этого не было. — сдавленным голосом ответила она.

— Хорошо. — спокойно сказал он и взял ее за руку.

Реальность помутнела. Словно неведомая сила толкнула ее в грудь и потащила за собой в глубокую бездну. Прошлое, будущее — все смешалось в один грязно-серый комок, пугающий своей незавершенность. Сколько это продолжалось, она не понимала, само понятие времени потеряло всякий смысл. Она закрыла глаза и закричала от ужаса, но поняла, что не слышит даже собственного крика.

Шум в ушах успокоился. Девушка открыла глаза. Предметы приобрели привычные очертания, а цветам вернулась яркость. Они стояли на улице недалеко от его дома. Было светло, хотя солнце уже клонилось к зениту. Прямо как в тот момент, когда она только собиралась идти к нему.

Ее сердце билось так сильно, словно пыталось выскочить из груди. Он стоял прямо напротив нее.

— Что произошло? — шокировано спросила девушка.

— Я сделал так, что ничего не было. Прямо как ты хотела.

Глаза девушки расширились.

— Это какой-то фокус?

— Возможно. Ты можешь сама в этом убедиться, если заглянешь в свой телефон. Дата и время. Сообщения от друзей. Посты в социальных сетях. Сейчас мы идем ко мне, чтобы ты совершила ошибку, о которой впоследствии будешь жалеть. Ты помнишь, что дальше произойдет, для тебя это прошлое. Но не здесь. Здесь это только вероятное будущее, которое ты можешь изменить.

— То есть мы что, вернулись назад во времени?

— Ну, грубо говоря, да.

— Это же невозможно!

— Я не буду тебя разубеждать.

— То есть, ты хочешь сказать, что мы с тобой не спали?

— Какого ответа ты хочешь? Того, с которым ты сможешь счастливо жить дальше, или правдивого?

Девушка задумчиво посмотрела на небо.

В сумке (откуда у нее на плече оказалась сумка?) раздалось жужжание телефона. Подруга писала, что плохо себя чувствует и не сможет завтра прийти на встречу. Она уже писала это три часа назад, в тот момент, когда они шли к нему домой…

— Я запуталась. Я совершенно не понимаю, что происходит. Давай правду.

— Хорошо. Правда в том, что есть несколько реальностей. Их много, по одной на каждого человека, строго говоря, но мы не будем так считать, это слишком сложно. Одна из них — та, в которой мы познакомились, переспали и вернулись назад во времени до того момента, как случилось непоправимое. Это наша с тобой реальность, она существует только для нас. Вторая — общая для всех остальных, в которой мы познакомились и идем ко мне в гости, но непоправимого пока не случилось. В твоей реальность ты изменила своему парню. В общей — ничего еще не случилось.

— Что значит “в моей”? Реальность одна, на то она и реальность.

— Реальность у каждого своя. Мы все живем внутри своей головы. То, что с тобой произошло, для всех остальных ничем не отличается от фантазии. Вроде как мы с тобой шли ко мне, по пути ты нафантазировала секс со мной последущим сожалением и возвратом назад во времени. И только ты понимаешь, что это не фантазия, потому что пережила это непосредственно.

— То есть, я ему изменила?

— В своей голове — абсолютно точно. Насколько это для тебя реально, решать уже тебе самой. Иллюзии могут казаться очень реальными, оставаясь при этом иллюзиями. Их не видит никто другой, но тебе нет до этого никакого дела, ведь они есть в единственно существующем для тебя мире — в твоем собственном мире.

Снова зазвонил телефон — другая подруга просила уточнить место встречи.

Когда девушка подняла голову, парня уже нигде не было. Она стояла посреди дороги совсем одна. Мимо спокойно проходили люди, идущие по своим делам. Никто не обращал на нее никакого внимания.

Она не помнила, как добралась до дома. Все было настолько странным, необычным, что привычная ей реальность просто рухнула как карточный домик.

Осталась только та, которая называется “ее”.

Она взяла в руки телефон.

“Нам очень надо поговорить, пожалуйста, приезжай.”

Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines