From the daily archives: "Friday, April 4, 2014"

В связи со скандалом, свзяанным с CEO Mozilla решил высказать свою точку зрения по вопросу гомосексуальных браков и гомосексуализма в обществе. Формат будет немного эгоистический — мне лень делать компиляцию, поэтому я просто накидаю цитат из себя с Лепры.

Гомосексуализм бывает разный. А ориентация подростка может колебаться в зависимости от внешних факторов. Конечно, это не значит, что 100% мальчиков, которые 100% времени видят перед глазами геев тоже станут геями, но вроде как я находил какие–то материалы на тему того, что такое возможно. Не исследования — исследования такого рода проводить неэтично, а потому нет никакой фундаментальной базы. Но есть риск.

Соответственно, есть риск увеличения количества гомосексуальных пар, которые выпадают из популяционной динамики. А это уже противоречит общественным интересам, так как текущая социальная система построена на обеспечении пожилых молодыми, соответственно, общество заинтересовано в увеличении количества молодежи. Далее начинаются сложные вещи с усыновлением отказников и социализацией, суррогатным материнством и отцовством, но в первом приближении проблема выглядит так.

Общество, несмотря на свою низкоинтеллектуальность, как–то понимает процессы своей жизнедеятельности и то, какие факторы на что влияют. Сейчас, например, считается, что старшее поколение обеспечивается младшим. Ну так, интегрально. Соответственно, общество своим низколобым умишкой понимает это как «чем больше детишек — тем лучше мы будем жить в старости». Безотносительно того, верно это или нет, это его (общества) представление. Модель, если угодно. И общественный запрос связан именно с этой моделью, то есть обществом требуются такие действия, которые ведут к улучшению жизни этого общества.

Общество строит некоторую модель того, как ему будет интегрально лучше и требует от самого себя выполнения действий, соответствующих данной модели. Механизм примерно тот же, как вы понимаете, что для вас будет хорошо выучить язык программирования и зашибать кучу бабла девелопером и вы идете читать книжки по С++. Не важно при этом, что программисты на С++ вашего уровня никому не нужны — это ваше понимание и вы работаете в соответствии с ним.

Если смотреть дифференциально, то никакого запроса мы не увидим. Его можно увидеть только интегрально. Тут правда возникает проблема зондирования, которая поднималась еще Ортега–и–Гассетом, но в первом приближении все выглядит как–то так.

Конечно, долг мыслящего человека — разобраться в том, как этот общественный запрос работает, и редактировать его в сторону улучшения возможностей для всех. А то ведь общество может интегрально решить что лучше бы всем поголовно стать здоровенными дойными коровами и щипать траву на лужку. Только активисты не с того конца пошли, они действуют грубо, разрывая девственную плеву общества как барин 12–летней девке на сеновале. Они вместо редактирования общественного запроса подменяют его запросом некоторой части общества и говорят, что остальная часть должна смириться и проглотить, потому что толерантность. А там глотать не хотят.

Надо идти не от идеологии (толерантность — это идеология), а от рационализма. Не что правильно (потому что правда у каждого своя), а что полезно (потому что польза измерима).

Для начала, я бы затаился. Исчез с экранов телевизоров. Не проводил бы гей–парады, не обнимался бы в парках — то есть сделал бы все, чтобы снять напряжение, действующее в обществе. Ведь чем больше показной активности — тем больше сопротивление, особенно если эта активность деструктивна.

Далее, я бы занялся законотворчеством. Нужно попробовать протолкнуть такие законы, которые выгодны гомосексуальным парам не потому, что они гомосексуальны, а потому, что они выгодны обществу. Например, упомянутый выше гражданский союз. Ведь если вынести оттуда вопросы ориентации, он может стать удобным инструментом для защиты прав тех, кому сейчас приходится нелегко — например, ветеранам. Сейчас ситуация такая, что если вы, допустим, группа ветеранов войны, хорошо знакомая между собой, ваши супруги умерли и вы попадаете в больницу — к вам пускают только родственников, а ваш лучший друг и опора жизни другой ветеран формально вам никто и вы умираете в одиночестве, а ваши деньги дерут наследники, которые всю жизнь на вас плевали и упекли вас в дом престарелых (рассказываю по реалиям США).

Далее, через эти законы можно попытаться наладить собственный быт. То есть семья из двух девочек усыновляет (или рожает) ребенка не потому, что они лесбиянки, а потому, что они ответственные родители. Идти через социализацию тех, кто сейчас социализирован быть не может, через производство потомства опосредованным путем, но результатом должно быть общественное понимание факта того, что не только семья, состоящая из мальчика и девочки может вырастить полноценного члена общества.

Как только это произойдет — можно уже играть в открытую, даже если отторжение и останется, оно будет не таким ярко выраженным, скорее всего, на том же уровне, на котором сейчас отторгаются толстяки.

То, что я описал — это то, что можно было бы попробовать сделать. То, что может быть сработало бы. Других путей я не вижу — остальное еще хуже.

В разных странах все по–разному, потому что социумы там прошли разный эволюционный путь. У нас, например, не было протестантизма и нет протестантской этики труда. Возможно, через некоторое время общество само эволюционирует в нужную геям сторону. А возможно, что нет. У нас нет работающего механизма предсказания общественной эволюции, все социологии работают исключительно дескриптивно.

Давайте рассмотрим интересный вопрос. Два мужика, не будучи геями, могут воспитывать ребенка? Ну так, если абстрагироваться от главенствующей системы права и общественных взглядов и рассмотреть вопрос непредвзято.

Рассмотрим пример. У двух гетеросексуальных мужчин растет дочь и у нее начинаются месячные. Что им при этом делать? Вы рассказали и считаете, что этого достаточно. Этого вполне может быть достаточно, я не отрицаю. Но для меня лично процессы, происходящие внутри женского организма (на уровне восприятия — см. «квалиа») — загадка, так что я не вполне понимаю, какие в результате могут быть проблемы.

Женщине с женщиной на женскую тему будет общаться несколько проще, наверное. Вы со мной согласитесь? То есть мы уже имеем некоторый уровень «неполноценности» в сравнении с идеальной семьей. Это этическая задача — какой уровень «неполноценности» мы можем допустить, чтобы не подвергать опасности счастье ребенка? То есть что лучше — мать–алкоголичка, неполная семья или детдом? Или вообще смерть?

К тому же, если уж совсем формально посмотреть, никакой дискриминации именно гомосексуалистов в плане заведения семьи нет. Гетеросексуальный мальчик точно так же не может жениться на гетеросексуальном мальчике, как гомосексуалисты. А женщина-лесбиянка вполне может законно выйти замуж за мужчину-гомосексуалиста.

PageLines