From the daily archives: "Sunday, September 29, 2013"

Несколько раз подряд в течение последних пары месяцев я открывал эту страницу, начинал писать, и закрывал, не в силах понять, что же хочу сказать. Кажется, я совершенно разучился разговаривать с Незнакомцем. Что ж, может быть это очередная веха на жизненном пути, этап переоценки и переопределения позиций. А может быть, просто кончились слова. Ну знаете, как кончается нефть, еда в холодильнике или годы жизни… может быть, и слова тоже не бездонный сосуд?

Впрочем, если вам интересно, сообщу. Жизнь идет своим чередом. Я пока еще жив, хоть и слегка загрипповал, и умирать вроде не собираюсь. Хотя, как повезет.

Пока везет.

Кстати, сейчас я вновь испытываю непреодолимое желание закрыть вкладку и навсегда забыть о том, что здесь писал. Но я борюсь с этим желанием. И пока успешно — судя по тому, что вы  все-таки читаете эти строки.

После очередного приступа, в котором я просидел целую неделю, не в силах взять себя в руки, доктор больше не говорит о полугоде приема лекарств до излечения. Особенно если учесть, что с начала приема прошел уже год. Теперь мне тонко намекают на гипертонию — что тоже вроде как не смертельно, но увы, на всю жизнь. Не в смысле, что у меня гипертония, а в смысле как гипертоники всю жизнь на таблетках сидят. Конечно, антидепрессанты — не самая злая в мире вещь, особенно с учетом того, что новое поколение вроде как практически свободно от побочных эффектов, но все равно неприятно. Конечно, мне с самого начала  пророчили подобную судьбу, но все-таки вляпаться в нее лицом оказалось крайне противно. Особенно с учетом того, что ты считал свою психику своим самым сильным местом, последним убежищем от тягот и невзгод окружающего мира, так сказать.

Если твое тело — это не ты, и твоя голова — это тоже не ты, то что же тогда вообще ты?

Можно сказать себе «точка между глаз» и навсегда забыть об этом вопросе. Как о несущественном. А еще лучше — признать, что никакого «ты» не существует, а все, что у «тебя» есть — иллюзия и обман, игры теней на скалистой стене пещеры.

И тогда исчезает всякий смысл ценить собственную жизнь. А значит, спадают еще одни оковы.

В детстве,  я никак не мог понять — что же такое жизнь без смысла? Как вообще можно жить, если никакого смысла в том, что ты делаешь нет? Теперь я понимаю. Конечно, это сложнее. Конечно, все куда проще, когда бородатый дядька спускается к тебе с горы с двумя каменными скрижалями, на которых выдолбленным  по гранитному написано — «плоди детей, не возжелай козы и почитай день субботний». В таком случае смерть остается формальным актом подсчета очков — сколько детей наплодил, сколько коз не возжелал, сколько суббот работал в поте лица. Знай себе расставляй галочки. Можно даже тотализатор посмертный устроить — кто больше очков наберет.

А если нет смысла? Нет цели? Тогда что?

Тогда все.

Никакого рейтинга. Никакого подсчета очков. Да и даже подведение итогов теряет смысл.

Конечно, смерть ставит точку, и ты перестаешь прямо влиять на мир. Но продолжаешь опосредованно.

Ну, хотя бы разжигать ненависть в сердцах школьников на уроках литературы.

PageLines