Многим кажется, что нынешняя система копирайта есть нечто идеальное. Этих людей условно зовут копирастами.

Многим — что она пережиток прошлого и должна умереть. Их условно зовут антикопирастами.

Я себя не причисляю ни к тем, ни к другим. Мне  кажется, что обе категории впадают в некоторую крайность, что вызвано то ли недостатком информации, то ли нехваткой жизненного опыта. Первое, что следует, на мой взгляд, сделать, чтобы критиковать ту или иную систему — разобраться в том, как она на самом деле работает, каковы подводные камни, какие проблемы вставали при ее создании и почему они были решены именно так.

Я всегда радуюсь, когда люди пытаются разобраться в проблеме, а не просто с нахрапа начинают ее критиковать. У меня есть знакомые, которые способны поставить «диагноз» по плохому пересказу журналистской статьи — им из него становится очевидно, что автор мудак и ничего не понимает в теме. Такого я не люблю. А вот всестороннее изучение и ознакомление всячески приветствую.

Вот здесь, например, товарищ задает небезынтереные вопросы. В том плане, что он  не одинок в них — такие же вопросы задают и другие. Поэтому я с удовольствием потрачу время и мы вместе попробуем в них разобраться.

Начнем с самого начала.

 Начнём с того, что такие известные авторы как Гоголь, Пушкин, Чехов, Бетховен, Лист… список можно долго продолжать. Создавали свои произведения вне зависимости от того, купит ли их кто-нибудь. Это было их увлечение. Многие из них имели совершенно другие заработки.

Да, действительно, есть такие люди, которые любят писать. И при этом пишут хорошо. И пишут не для того, чтобы заработать денег на читателях, а потому что им нравится писать. А читателям нравится их читать. Все хорошо, идиллия.

Однако, когда мы говорим об авторском праве, мы говорим не о людях, которые просто любят писать. Я тоже люблю писать. Мы говорим о людях, которые написали произведение и понесли его к издателю, совершенно точно зная, что издатель будет выпускать их книги за деньги, причем кладя деньги себе в карман (выплачивая автору, в лучшем случае, гонорар за допечатки тиража).

Автор заранее на эти условия согласен. Приветствует он их или нет — вопрос десятый, главное, что сегодня и сейчас он согласен работать на таких условиях.

Если бы автор хотел, чтобы с его произведениями ознакамливались бесплатно — гарантирую вам, он бы выкладывал их бесплатно в любой сетевой библиотеке или на сайтах, вроде прозы.ру.

Автор, который хочет, чтобы его распространял издатель, идет к издателю и на обоюдно приемлемых условиях публикуется. Это выбор и решение автора, и мы не вправе додумывать за него, что «он был бы счастлив от того, если бы мы его читали, а на деньги ему плевать». Не плевать. Было бы плевать — выложил бы бесплатно, благо что в наш век свободы информации никаких проблем с этим нет.

Как-нибудь ради интереса попробуйте связаться с автором по электронной почте и попробуйте узнать, почему он пишет книги за деньги. Узнаете много интересного. Например то, что хорошая книга пишется примерно год, а то и больше, и автор считает, что он хорошо потрудился и хочет получить за это деньги. То есть автор, жадная скотина, не хочет писать просто из любви к искусству — он  еще и денег хочет. Мало ему читательской любви и ласки, видите ли!

А тем, кому много, что с ними? Не одними же коммерческими писателями век полнится?

Да, не одними. Но как могут выглядеть взаимоотношения некоммерческого писателя и его читателя я могу вам пояснить на личном примере.

Я, как вы, наверное, знаете, музыкант. Пишу песни. Мы даже записали альбом и теперь думаем, что с ним делать. Я предложил выложить его куда-нибудь и пусть все слушают. А баранабщик считает, что мы хорошо потрудились, и неплохо было бы получать за это деньги.

Допустим, что группа встала на мою сторону и мы выкладываем альбом бесплатно. Публика слушает, радуется и просит еще. А я еще не хочу. У меня нет никакого стимула для того, чтобы писать больше музыки. Деньги меня не  интересуют — я же выложил альбом бесплатно, признание слушателей — ну замечательно, я очень рад, но что с того? Я пишу не ради признания и не ради денег — я пишу потому, что мне нравится писать. И значит мои взаимоотношения со слушателем будут строиться сугубо по моим правилам. А мне нравится выпускать один альбом на полчаса раз в десять лет. И никаких концертов. И слушатель ничего с этим поделать не может.

Отношения с коммерческими исполнителями для слушателя проще. Он платит деньги, и автор заинтересован в деньгах, а значит будет делать то, что нужно, для получения денег. Напряжется и выпустит еще один альбом, причем такой, какой слушатель хочет. Даст концерт в его городе. Устроит вечеринку…  мало ли что. Можно даже заплатить музыкантам денег и устроить квартирник — все, как говорится, для людей.

И не надо оправдывать высоким искусством обычное стремление к получению бесплатно того, за что автор хочет получить денег. Спросите автора — хочет ли он, чтобы вы бесплатно читали его книги. И как он вам ответит, так и поступайте. Это, в конце концов, его дело.

Не нравится? Берем список авторов, произведения которых перешли в народное достояние и читаем их вместо современных и коммерческих авторов. Гарантирую — вам до конца жизни хватит.

Идем дальше.

Так же большинство из них уже умерло, умерло давно. И мне становится интересно, на каком основании те же интернет магазины берут за произведения Бетховена какие-то деньги.

Смешно, но произведения Бетховена доступны любому желающему за совершенно смешную сумму, которая включает фактически только распечатку нот. Зайдите в любой музыкальный магазин, торгующий нотами и посмотрите, сколько он стоит.

Деньги же берутся за исполнение произведения, которое по факту уникально.

Идея примерно следующая. Есть оркестр. Он состоит из вполне конкретных людей, которые музыкой (а точнее, исполнительским мастерством) зарабатывают. И они хотят есть. Они хорошо потрудились и исполнили вам Пятую симфонию, причем исполнение является производным произведением, которое также охраняется законом об авторском праве.

На каком основании они берут деньги за исполнение чужого произведения? Потому что оригинал давно вышел из области охраны авторского права, перейдя в народное достояние. И они могут не платить никаких лицензионных отчислений автору. Если бы они исполняли произведение, охраняемое законом об авторском праве — было бы все то же самое, только они бы платили лицензионные отчисления правообладателю. Так, вы можете записать на кассету собственное прочтение стихов Пушкина и продавать их. А можете — Каганова, только его придется изначально спросить и, может быть, заплатить ему денег.

За то, что вы будете у себя дома сами исполнять Пятую симфонию, никто с вас не возьмет ни копейки. И даже, скорее всего, не спросит, где вы  взяли ноты.

Да, я согласен, что магазин свои издержки должен покрыть. Но пусть и берёт в пределах своих издержек. Почему же цена Лунной сонаты такая же, как и выкидыша какой-нибудь Леди Гаги?

Потому что это называется «рыночное ценообразование» и для исполнений классических произведений оно, кстати, гораздо честнее, чем для Леди Гаги, так как есть множество оркестров, исполняющих одно и то же произведение, и покупатель способен выбрать то, что ему лучше всего подходит, в том числе и по цене.

Оркестр тоже играет не из любви к искусству, потому что хочет за свои труды денег. И имеет на это право, так как их труд востребован обществом, а любой общественно востребованный труд должен быть оплачен.

Магазин же — простой ритейлер. Вы же не жалуетесь на то, что продуктовый  магазин, скотина такая, получает прибыль на бедных старушках, которым продает хлеб? Здесь ситуация ровно та же самая.

Следующий вопрос.

Проблема в том, что чтобы сделать новый кусок сыры или ещё один автомобиль, нужно реально затратить какие-то силы, материалы, время. Что же происходит в современном мире. На то,чтобы создать очередную копию фильма, композиции, копию программы, не нужно практически никаких дополнительных затрат. В результате, если твоё произведение понравилось какому-то большому числу лиц, то ты получаешь неимоверную сверхприбыль, которая во много раз превышает затраченные на создание средства. Причём, речь идёт не о двухстах процентах, а о десятках тысяч, миллионов процентов. Иначе говоря, можно написать одну книгу или одну песенку спеть и в идеальном обществе, где нет качающих нелицензионные копии, можно обеспечить себя на всю жизнь, плюс внукам останется.

Мне  очень хочется пошутить про «жадных детей», но я удержусь.

Подобного рода суждения очень часто преследуют меня в области патентного права. Дескать, придумал какой-то мудак какую-то фигню, запатентовал ее, и может всем подряд ее предлагать и до конца века стричь купоны, не шевеля и пальцем, только по факту того, что он один умный, а все остальные дураки.

Я лично совершенно не вижу никакой проблемы в том, что автор пишет книгу, которая продается миллионными тиражами, он получает кучу денег и всю жизнь живет обеспеченным. Потому что такую книгу еще надо суметь написать, и если она продается — значит людей на самом деле она цепляет.

Ах, продается дурацкая сказочка про вампиров имени Стефани Майер и про мальчика в очках имени Джоан Роллинг? Неужели вас действительно так удивляет тот факт, что люди в массе своей совершенно тупы и необразованы, и хорошо еще, что они хотя бы эти сказочки читают, а не просто пырятся в телевизор или играют в доту. Люди  покупают то, что им ближе, а им ближе не философские сетенции Эко, а байки про Красавицу и Чудовище… ах, простите, про вампира и астматичку.

В чем идея? В самой сущности защиты любой интеллектуальной собственности, которая защищает то, что трудно создать, но легко украсть. С книгами тут ровно та же самая ситуация, что с патентами. И направлена эта защита на то, чтобы поощрять людей, создающих новое, и наказывать тех, кто это новое у них ворует и пытается на своем воровстве заработать.

Мне кажется, что это неправильно. Это всё равно что, создав я одну головку сыра, мне вываливают два грузовика золота за это.

Примерно так, если мне память не изменяет, было в Голландии. Там какой-то парень создал новый  сорт тюльпанов и получил два мешка золота. Потому что он смог, а другие не смогли.

Идея здесь не в том, что мы делаем что-то шаблонное, но наоборот — новое и уникальное. Вы можете разработать новый сорт сыра, запатентовать его и продавать на рынке по чудовищным ценам, которые в миллион раз превышают трудозатраты на его изготовление. И получите ровно ту же ситуацию, что при тиражировании програмного обеспечения.

Ну и, следует помнить, что затраты на тиражирование, например, ПО, стремятся к нулю, но все же далеко не нулевые. Более того, даже стоимость копирования вами файла с флешки на жесткий диск легко рассчитывается, если воспользоваться парой бухгалтерских приемов.

Допустим, вы купили ноутбук, который стоит 30 тысяч рублей и используете его в течение 3 лет, после чего он утилизируется. Стоимость потребляемого им электричества и обслуживания пока опустим для простоты, их довольно просто впоследствии включить в расчет для увеличения точности.

Вы пользуетесь ноутбуком каждый день по два часа в день. В этом случае, как нетрудно рассчитать, каждый час пользования ноутбуком обходится вам в 13 рублей. То есть, если бы вы не  выплачивали всю сумму за ноутбук сразу, а взяли бы его бесплатно, а потом платили за пользование им деньги, то для того, чтобы производитель ноутбука получил в итоге ту же самую сумму, он должен был бы брать с вас 13 рублей в час.

Таким образом, скачивание из сети фильма в формате Blu-ray обойдется вам примерно в 2 часа реального времени на средней паршивости интернете или 26 рублей.

Как видите, даже копирование «бесплатной» информации из сети имеет вполне конкретную стоимость, если считать таким образом. И она вовсе не нулевая.

Из покон веков человек развивался за счёт того, что делился новой информацией со своими соплеменниками. Если кто-то что-то пытался утаить, то это тормозило развитие. Соответственно, очень странно ожидать от людей, что они перестанут выкладывать в общий доступ копии фильмов, качать эти нелицензионные копии…

Вообще очень странно ожидать от людей, что они не будут брать бесплатно то, что бесплатно взять могут. Но это не есть логика цивилизованного человека, это логика приспособленца и мошенника. Такой же логикой (это называется «право сильного») руководствуются гопники, отбирающие у вас телефон, пользуясь тем, что вы ничего сделать не можете. Также и вы, отбираете у правообладателя то, что принадлежит ему, и он ничего сделать не может. Защищая вас от гопников и защищая правообладателя от пиратов закон выполняет одну и ту же функцию — защищает слабого от сильного, полезного от вредного.

Человек развивался не за счет того, что делился информацией. Человечество развивалось за счет того, что в нем находились люди, которые были умнее своих соплеменников и могли совершать прорывы. Именно таких людей, совершающих прорывы, и защищает закон об авторском праве, давая им возможность совершать прорывы и дальше, получая за это деньги. То есть, фактически, он дает возможность людям заниматься общественно полезным трудом, не отвлекаясь на побочные проблемы, вроде «как достать покушать».

Все, что создал человек, вне зависимости от законов и авторских прав — все равно в конце концов достанется человечеству в той или иной форме. Это как раз не проблема. Я с трудом представляю себе изобретателя, который изобрел путешествие во времени только для того, чтобы запатентовать его и никому не давать права на реализацию патента. Чтобы не было никаких путешествий во времени.

Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines