From the daily archives: "Monday, May 6, 2013"

Поговорим о высоком.

Сегодня произошли две ситуации, друг с другом, казалось бы, ничем не связанные, но в то же время очень похожи, если рассмотреть их одним очень интересным способом.

Ситуация номер один.

Сегодня я, выходя из метро, привычно направился к остановке автобуса, в надежде, что попасть домой удастся быстро (на троллейбусе), а не медленно (ногами). На остановке как раз отъезжал совершенно не интересующий меня автобус. Остановка была обычная, как это бывает на конечных возле МКАДа — заставленная маршрутками с единственным карманом для парковки автобуса, которому, чтобы выехать, приходилось сначала выбираться на соседнюю полосу, и лишь потом продолжать маршрут.

К автобусу сломя голову летела бабушка. Автобус, замечу, уже занял две полосы, то есть начал отъезжать. Но маршрутка впереди него начала первой, поэтому повернувшийся автобус несколько притормозил.

Бабушка подбежала к двери (то есть она стояла на дороге, а не около остановки) и начала жестами что-то показывать. Примерно через двадцать секунд двери открылись.

Замечу, что подобный жест очень чреват. По инструкции, водителям автобуса запрещено открывать двери и сажать пассажиров вне остановки. Особенно с учетом того, что он уже наполовину высунулся на полосу, по которой, вообще-то, едут автомобили. То есть случайно проезжающий автомобиль плохо тормозит, вмазывается в автобус, тот дергается, бабушку шандарахает дверью, она падает под колеса и вуаля — водитель садится. Потому что ему запрещено инструкцией, а раз инструкцию он нарушил — значит он и виноват.

Тем временем, к автобусу подбежал дяденька. Вечер переставал быть томным, потому что следом за ним летела девочка. Она и оказалась последней, кого водитель посадил, закрыв двери.

Подбежавший четвертым мужичок пытался было проделать тот же фокус, что предыдущие пассажиры, но увы —поезд (точнее, автобус) ушел.

На его лице, конечно же, отразилась вся гамма чувств, но так как он был очень вежливым — он промолчал. Но вам точно не хочется слышать тех слов, которые он успел подумать.

Ситуация вторая. Сегодня при подготовке митинга погиб парень-волонтер, монтировавший звуковое оборудование.

Почему я сначала рассказал историю про автобус? Потому что хочу подвести вас к одной интересной теме, название которой «охрана труда».

Приведу пример. Если рабочий на производстве отрезает себе палец пилой, то виноват в этом человек, заведующий работами на данном участке, который не написал инструкцию по охране труда (запрещающую засовывать пальцы в циркулярку), или написал ее не должным образом. И он будет отвечать по закону.

Вопрос — что будет с организаторами, которые собирали волонтеров на организацию митинга? Получит ли кто-нибудь из них очередную КРОВАВЫЙ РЕЖИМ статью МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ ввиду того, что ПУТИН ДОЛЖЕН УЙТИ на участке работ не было организовано мероприятий по безопасности производства и охране труда? Ведь это именно вина организатора в том, что человек на организуемым им мероприятии погиб.

И будет ли огромный вой, когда этого человека привлекут к ответственности НИ ЗА ЧТО? Ведь эта была его прямая обязанность — организовать мероприятие так, чтобы оно было для всех безопасно. И то, что митинг все равно провели — вообще-то довольно странно.

И, в следующий раз, не спите на лекциях по БЖД и ОТ. А то потом себе дороже выйдет.

PageLines