И в этом неловком молчании, в этой боязни одернуть поехавшего дедушку – третий, самый страшный смысл фотографии. Даже мэр столицы, понимающий, посреди какого пиар-издевательства он сейчас будет стоять, боится сказать слово поперек коронованному стерху, стараясь лишь сжаться, уменьшиться в размерах, как вызванный к директору школьник. Замкнутая на одного человека вертикаль власти – и этот человек все дальше и дальше дрейфует в безумие, где уже даже черты лица пожилого чукчи складываются в облик любимой супруги.

Не, ну реально как пидоры же.

Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines