В ходе «антирелигиозных недель на d3» мной было выявлено просто фантастическое количество людей, на полном серьезе считающих, что «наука» — это что-то про несуществование Б-га. Ну то есть там, где наука, никакого Б-га быть не может и точка, потому что наука.

То есть представления о науке как о системе понятий, созданных для исключения сверхъестественных сил из рассмотрения, в обществе уже сформированы и действуют с хтонической силой. Пора мотать маятник в обратную сторону.

Мне задают вопрос — смогу ли я создать непротиворечивую, верифицируемую и фальсифицируемую теорию Б-га, который никак не проявляет себя в нашем мире. Я начинаю недоумевать, потому что задача эта — из разряда «что будет, если в непробиваемую стену влетит всепробивающее ядро». То есть задача по сути имеет внутреннее противоречие — либо стена не может быть неразрушимой, либо ядро не может быть всепробивающим. Одно и другое в рамках нашей системы понятий существовать не может.

Также и тут. Для того, чтобы можно было сделать теорию хоть чего-нибудь — нужно это «что-нибудь» каким-то образом обнаружить. Не выдумать и не предположить, а обнаружить. Понятное дело, что вероятность обнаружения нами сущности, которую нельзя обнаружить по определению, равна нулю. Не просто стремится — а именно равна.

Однако, нам ничто не мешает предположить, что в мире существует некая сущность, которая никак себя не проявляет и ждать момента, когда она себя проявит. Если мы дождемся (не важно, как мы это выясним) — значит наше предположение было неверно и в мире существует некая сущность, которая все-таки как-то себя проявляет. Другой вопрос, что толку от этого предположения — примерно ноль, так как оно в чистом виде эквивалентно известному чайнику Рассела. Если на орбите действительно существует такой чайник — ну, пусть себе существует, нам он совершенно не мешает и мы вольны не принимать его во внимание.

Именно этот момент — самый важный в понимании смысла научного метода и системы научного мировоззрения. Наука — это не о том, что есть такое наш мир. Науку этот вопрос решительно не интересует, это задача для философов. Наука — это построение верифицируемых моделей, поведение которых можно анализировать и предсказывать с помощью него поведение реальных объектов реального мира, обладающих аналогичными свойствами.

Начнем с простого примера. Все мы в школе учили физику. И в физике были силы. И силы были векторами. И эти вектора были приложены к неким телам, которые заставляли их двигаться.

Неужели кто-то из нас из-за этого считает, что когда мы движемся, действительно где-то в мире существуют какие-то вектора, которые как-то приложены к нам и заставляют нас двигаться?

Представление о предположениях научных гипотез как о чем-то, существующем на самом деле вполне сопоставимо с представлением о Б-ге как о бородатом мужике, сидящем на облаке и кидающем в людей молнии. Но почему-то над последним смеются, а первое считается чем-то самим собой разумеющемся.

От простого примера с векторами мы переходим к сложному примеру — к атомам. Здесь наш разум дает сбой — потому что мы действительно считаем, что атомы существуют в реальности. Вроде как их и наблюдали, и фотографии делали и вообще — мы с этими атомами уже сроднились.

Однако, стоит только предположить, что в мире существуют не атомы, а нечто, проявляющее себя как атомы — все сразу становится гораздо сложнее.

Здесь появляются страшные люди с бритвой Оккама, обвиняющие меня в том, что я ввел ненужную сущность без необходимости. Да. Но принцип бритвы Оккама не имеет никакого отношения  к реальному миру — это исключительно теоретический принцип, который гласит — «не усложняй модель». Если решаешь уравнение x + 1 = 2, нет никакого смысла пытаться записать его как a*y + 1 = 2 — уравнение от этого не изменится, а решать его станет гораздо сложнее.

То есть, несмотря на то, что мы не принимаем в рассмотрение висящий на орбите чайник — это не мешает ему на самом деле там быть. Или не быть. Но до тех пор, пока он себя не проявляет — мы можем просто не рассматривать его.

Точно так же и в случае Б-га. До тех пор, пока он объективно не проявляет себя в нашем мире — мы можем не принимать его в рассмотрение. Однако, каждая новая победа науки — расшифровка генома ли, сведение ли ОТО и квантовой физики в теорию всего ли — не новое доказательство отсутствия бытия Б-га, а лишь новая модель, которая позволяет нам предсказывать события лучше.

Но это все великолепие совершенно не мешает нашему миру на самом деле существовать в виде маленьких розовых пони, которые своими рогами описывают завитушки, ведущие себя точь-в-точь как атомы.

Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines