From the daily archives: "Friday, September 14, 2012"

Что-то такое каждый из нас слышал, но оказалось, что во-первых, наука не стоит на месте. Например, я с удивлением узнал, что сегодня мировые нормы не рекомендуют накладывать резиновый жгут на рану — это не дает эффекта, а приводит к большим осложнениям. Поэтому лучше заткнуть рану тканью и крепко завязать. Или вот, например, нам еще со школы говорили, что следует утопленника положить специальным образом, чтобы вытекла из легких вода. А вот теперь выяснилось, что воды в легких у утопленников либо нет вообще, либо не больше, чем в стакане. И она совсем не мешает проводить реанимационные процедуры. А вот количество утонувших людей, скользких и тяжелых, которых умельцы пять минут безуспешно пытались поставить раком для слива воды вместо того, чтобы срочно начать сердечно-легочную реанимацию, пока еще был шанс…

Познавательно про первую помощь у Каганова.

В этот светлый час, хочу поведать вам небольшую притчу о том, как я прискакал на коне весь в белом и всех победил в очередной раз убедился, что переведенные на русский язык зарубежные новости лучше никогда не читать. Просто для того, чтобы не забивать себе голову, возможно, совершенно недостоверной информацией.

Думаю, ни для кого не секрет, что квалификация наших переводчиков (впрочем, как и всех остальных — в нашей стране все вообще достаточно грустно с квалификацией) оставляет желать лучшего. Наш принцип перевода можно описать фразой «что понял пересказал, что не понял додумал». Потому что смысл переведенного материала иногда диаметрально отличается от того, что было написано в первоисточнике.

В общем, конец немного предсказуем. Где-то с середины фильма было такое чувство, что в конце Колчака растреляют. Так и вышло.

Сегодня вечером, прочитав очередную заметку Голубицкого (кстати, очень рекомендую подписаться на его блог. Конечно, большая часть того, что он пишет, не имеет совершенно никакого отношения к действительности, причем он сам этого совершенно не скрывает, но неплохо заставляет мозги работать и смотреть на проблему под другим углом), я решил, что тезисы, высказанные там, будут небезынтересны либерально-оппозиционной публике, оккупировавшей d3.ru, и выложил ссылку на заметку туда с кратким описанием.

Примерно через полчаса в комментарях один из пользователей блога заметил:

Даже несмотря на то, что это авторский блог, а не научная публикация, хотя бы пара ссылок на источники, хотя бы на ту же статистику заработной платы, были бы кстати. Иначе это просто жонглирование цифрами. Которые ещё и не сходятся!

Речь идет вот об этом куске заметки:

По данным Boston Consulting Group, одного из ключевых американских агентств по выработке деловых стратегий, средняя заработная плата на производстве в Китае сегодня достигла 4 долларов 50 центов в час, включая бонусы и прочие льготы. Предположительно эта цифра возрастет к 2015 году до 6 долларов. Согласно Мексиканскому Национальному институту статистики средняя зарплата на предприятиях в Мексике по состоянию на июнь 2012 года равнялась 3 долларам 50 центам!

И далее он дает ссылку на статью на inosmi.ru, где дается совершенно другая цифра средней зарплаты — в 10 раз меньше, чем предполагает Голубицкий!

Средняя заработная плата составляет 59-62 песо (около 3,6 евро) в день.

Я несколько удивляюсь такому повороту событий и начинаю собственные раскопки. Первая прикидка приводит меня к мысли о том, что с порядком он все-таки не ошибся и речь идет о сотнях долларов в месяц, а не о десятках. Попутно я намекаю человеку, что ИноСми — наверное не самый авторитетный источник и я бы не стал доверять ему на 100%. На что получаю ответ, что это не источник, а там просто лежит перевод новости испанской газеты El Paris, а мои данные за 2002 год и уже неактуальны.

Я продолжаю поиски. Не желая копаться в англоязычных источниках в 2 часа ночи, я лезу в англискую википедию в статью, посвященную минимальным зарплатам в разных странах, чтобы оценить динамику с 2002 по 2012 год. И вижу там абзац такого содержания:

daily minimum wages set annually by law and determined by zone; 57.46 Mexican pesos in Zona A (Baja CaliforniaFederal DistrictState of Mexico, and large cities), 55.84 pesos in Zone B (Sonora,Nuevo LeónTamaulipasVeracruz, and Jalisco), and 54.47 pesos in Zone C (all other states)

То есть законодательно установленная зарплата в зависимости от зоны составлят примерно 4,5 доллара в день по состоянию на 2010 год.

Тут у меня начинается шизофрения, потому что я совершенно не понимаю, как при минимальной зарплате в 4,5 доллара может получиться средняя зарплата в 3,6 евро, даже с учетом того, что берется не медианная величина, а арифметическое среднее.

И единственное, что позволяет мне разрешить эту проблему — это обратиться к исходному материалу на ИноСми, который написан на испанском.

И что я там вижу, как вы думаете? А вижу я там то же самое, что только что прочитал в английской вики:

El salario mínimo está entre los 59 y los 62 pesos diarios (unos 3,6 euros al día) y cambia dependiendo del área geográfica del país.

Как вы можете догадаться, выделенная фраза переводится как «минимальная зарплата».

Именно ее переводчики с ИноСми на голубом глазу перевели как среднюю зарплату.

Как вы можете догадаться, это уже не первый (и даже не 1024) случай, когда русскоязычные переводы пестрят фактологическими ошибками совершенно идиотского свойства (я не представляю, как можно в здравом уме перевести «минимальный» как «средний», даже если ты совершенно не знаешь языка).

Конечно, англоязычные материалы не защищены от фактологических ошибок собственного свойства, но по крайней мере, работая с ними, вы не будете переваривать ошибки переводчиков.

Среди определенной категории людей (частично совпадающей с категорией, называющей себя «грамматическими нацистами») бытует мнение, будто язык — некая самодостаточная вещь, которая, будучи создана однажды, фиксируется определенным набором правил и застывает. Далее, вопрос использования языка — это вопрос понимания правил и умения их применять.

В их понимании язык — структура совершенно статичная, неизменная. Иначе я просто не понимаю, каким образом можно с такой яростью относиться к происходящим в нем изменениям.

Норма русского языка, однажды закрепленная в письменных правилах, становится иконой, а любое попирание этой нормы сравнимо со святотатством и хулой на Священное Писание.

Вычислить таких людей довольно просто — нужно взглянуть им прямо в глаза и сказать «кофе — оно». После чего следить за реакцией. Если реакцией будет шипение, плевание кислотой, призывы к Г-споду немедленно покарать богохульника или обвинения в безграмотности — вы попали в самую точку.

Каждый раз в дискуссиях на тему грамотности я привожу одни и те же примеры.

  1. Мужской род слову «кофе» достался от старого слова «кофий», которое per se было редуцировано до формы среднего рода, однако получило формальные признаки мужского.
  2. Всего 70 лет назад слово «метро» также было мужского рода. История этого слова похожа — в русском языке слово «метро» — это сокращение от «метрополитен», который действительно мужского рода. Однако, имея все формальные признаки слова среднего рода, «метро» вскоре формально закрепилось именно как слово среднего рода.
  3. Раньше такие слова, как «фильм» и «зал» имели женский род — «фильма» и «зала». С течением времени они перешли в мужской и при этом никто не пытается натянуть им формальный женский род.

Примеров таких — легион.

Казалось бы — где проблема? Да, язык меняется, чтобы отвечать требованиям времени. Да, изменения языка, мягко говоря, слабо прогнозируемы, хотя, в принципе, общее направление в каждый момент времени можно определить (но практически невозможно направить). Да, язык развивается вовсе не так, как хочется фанатам Розенталя (нисколько не умаляя его заслуги — он не виноват в том, что у него такие фанаты), но ничего с этим поделать нельзя, потому что язык — живой, и ему решительно наплевать на то, что думают о нем те, кто использует его в повседневной жизни.

Ревнители модели «кофе — он», приводя в качестве основного аргумента то, что, дескать, у кофе мужской род, фактически хотят навсегда остановить естественное развитие языка. Пытаются заточить язык в стремительно устаревающих нормах, которые могут не отвечать веянию времени.

О фанатах ятей и ижиц, которые считают, что с отсутствием «и десятичного» мы очень многое потеряли, и вовсе надо расстреливать — примерно сразу после того, как они приведут в пример «Войну и мир».

Основная и единственная естественная функция языка — коммуникативная. Переводя на русский это означает, что язык нужен для того, чтобы один человек смог примерно понять то, что имеет ввиду второй (примерно — потому что существует как минимум 4 уровня восприятия речи: что человек хотел сказать, что человек сказал, что его собеседник услышал и что он понял), и чем лучше язык эту функцию выполняет — тем он лучше.

Если два человека могут общаться с помощью слов «лю», «нра» и «прив» — это их право, и любой, кто ограничивает его, должен немедленно быть вздернут на рее.

Если вы не желаете общаться с такими людьми и желаете им смерти — это тоже ваше право, но ограничивать их вы не можете. Вы вольны между собой общаться хоть на старославянском, называть кофе «он» и оттопыривать пальчик, рассказывая про дореволюционную орфографию, которую мы потеряли.

Язык — живой. Возможно, гораздо живее, чем вы.

PageLines