From the daily archives: "Monday, September 10, 2012"

Нет, это не нашествие повернутых пакманов — это персонажи Сбербанка. Их зовут Сберик и Сберочка.

Здесь еще есть, если хотите.

Это, кстати, примеры того пиздеца, о котором я только что написал пост.

Современная офисная жизнь в 90% компаний (и не беда бы, если бы только российских — увы, это проблема общемирового значения) состоит из трех столпов Дома Забот. Безразличия, Некомпетентности и Безответственности.

Офисный сотрудник — не важно, какого ранга — представляется своего рода рабочим завода начала эпохи Форда. Его задача — приходить на работу в Определенное Время, чтобы Определенное Количество Часов своей жизни продавать Капиталисту, создавая с помощью Средств Производства (которыми капиталист владеет) Прибавочный Продукт.

Экономисты тут же возразят мне — это устаревшие воззрения. Нечего, дескать, тут Маркса цитировать, он уже сто лет как неактуален.

И я тут же спрошу в ответ — если Маркс не актуален, то почему современный рабочий и современный же капиталист ведут себя так, как будто последних ста лет никогда не было?

Идея концентрации работников в одном месте связана с двумя факторами — отмеченным выше правом собственности капиталиста на средства производства (фрезеровщик не может работать без фрезерного станка, а купить его условно не в состоянии, потому что если бы смог — сам стал бы капиталистом) и концентрацией сотрудников в одном месте с целью уменьшить издержки на логистику и конверсации (выточенную деталь не попрешь через весь город для финишной обработки, а созывать каждый день совещание, если сотрудники живут в разных городах, крайне накладно без средств мобильной связи).

Компании работают так, как будто на дворе 1910-й год, когда отправка телеграммы была, конечно, уже рядовым событием, но позвонить через Атлантику еще было нельзя. Как будто отправка человека из Нью-Йорка в Москву занимает не несколько часов, а несколько месяцев. Как будто самым современным средством связи в пределах города является мальчик с запечатанным сургучной печатью конвертом.

При всем многообразии доступных нам средств коммуникации (можно собирать хоть конференции на тысячи человек, хоть совещаться тет-а-тет), при дешевизне средств производства (у кого дома нет компьютера — основного и единственного инструмента офисных работников?), сотруднику все равно предписывается каждый день тратить до нескольких часов своего личного времени, чтобы явиться на работу в офис — место концентрации Безразличия, Некомпетентности и Безответственности.

Сотруднику совершенно безразличны успехи компании, а также тот процесс, в котором он, сотрудник, занимает свое место и выполняет некую операцию. Задача сотрудника — изображать видимость работы, затрачивая на ее создание, возможно, даже больше сил, нежели на реальное выполнение реальной работы. Его главный враг — скука и сисадмины. Скука — потому что возможности развлечения себя в офисе довольно сильно ограничены, а кроме того — многие вещи находятся под запретом, так как Сотрудник Должен Работать Восемь Часов В Сутки С Перерывом На Обед. Сисадмины — потому что они закрывают социальные сети — основной инструмент в борьбе со скукой. Сотруднику безразлично, справляется он с работой или нет, его задача — проводить на работе Время, ведь именно время — то, что оплачивается работодателем, а не реальный результат.

В свою очередь его начальник — совершенно некомпетентен в вопросах того, справляется сотрудник с работой или нет. Он даже не может определить, сколько времени занимает та или иная работа. Сроки назначаются по принципу «с потолка», после чего корректируются в зависимости от того, попался сотрудник на социальных сетях, или же мастерски изображал невероятное напряжение физических сил. Именно благодаря некомпетентности начальника, сотрудник способен избегать реальной работы, изо всех сил изображая ее видимость — таким образом, начальник считает, будто работа в действительности занимает все его время. Принцип офисной солидарности — не работать больше, чем другие сотрудники на аналогичных должностях — позволяет оставлять начальника в дураках. Начальник, конечно, не слишком верит в то, что простой отчет, который он сможет сделать сам за пару часов, занимает неделю реального времени, но в душе радуется такой неэффективности собственных подчиненных — ведь так у него создается иллюзия собственной невероятной эффективности. И поднимать эффективность сотрудников ему не выгодно — ведь его зарплата от этого не вырастет, а работать придется больше.

Безответственность же — это результат совместной работы некомпетентного начальника и безразличного сотрудника. Потому что весь смысл их работы заключается не в том, чтобы принести как можно больше пользы, а в том, чтобы нанести как можно меньше документированного вреда в области, за которую они отвечают. В ход идут всевозможные системы коллективного снятия ответственности — такие как назначение нескольких ответственных по задаче (а значит, реально ответственных нет), использования всевозможной аналитики (тогда собственный провал можно списать на объективные факторы), системы коллективной независимой оценки (такие как фокус-группы, когда ответственность за выбор перекладывается на неопределенный круг людей неизвестной компетенции) и диктат начальника (в этом случае ответственность начальника перекладывается на его непосредственного руководителя, и так далее по цепочке до Самого Верха).

И каждый раз задается вопрос — а почему 8-часовой рабочий день? Почему 5-дневная рабочая неделя? Почему с 9 до 6 или с 10 до 7? Чем определены именно такие сроки?

И каждый раз получается ответ — а как иначе?

Ну, наши отцы так работали, деды так работали… а мы как иначе? Как я узнаю, сколько мне платить сотруднику, если не знаю, сколько он работает?

И естественно, что когда работа оплачивается по затраченному на нее времени — прямой заинтересованностью работника будет растягивать работу на как можно больший срок.

Идея о том, что если сотрудники все равно работают реально не 8 часов, а 6 или даже 4 — зачем они будут сидеть в офисе? Пусть, если уж у вас такая практика сложилась, у них это время будет свободным. И им лучше будет, и у вас прямых затрат меньше. Нельзя — отвечают они, и в чем-то правы. Потому что если дать возможность сотруднику работать вместо 8 часов 6 — он будет работать не 4 часа, а 2. И все равно ныть о том, какой злобный у него начальник — работать, видите ли, заставляет.

А потом он будет рассказывать, что у него маленькая зарплата, на которую он только Фокус в кредит взять может, не то, что в Европах. Что он пашет, не покладая рук, в то время, как гендир купил себе второй порш. О том, что в стране куча нефти, а живут все как бомжи.

А в это время в Китае дикий народ, работая по 12-16 часов в сутки, куют будущее своей страны.

Им еще это только предстоит.

PageLines