From the daily archives: "Saturday, September 8, 2012"

Господа, а есть желающие помогать мне с переводами?

Основная проблема — судя по всему, товарищ Манро всерьез решил разместить на своем сайте десяток диссертаций по гипотетическим вопросам и объемы переводов становятся все больше. А с учетом сложности самой задачи — время перевода увеличивается. Если на первых его заметках я справлялся за пару часов, то последнюю переводил несколько дней, причем в конце концов вынужден был обратиться за помощью, так как знания языка на некоторые конструкции мне все-таки не хватило.

Требования довольно простые:

  1. Знать английский язык лучше меня. Не «в школе учили», не «вроде хорошо» и не «в институте было 5 за экзамен», а лучше меня. Людям, уровень языка у которого intermediate и ниже, лучше не тратить мое и свое время. У меня, конечно, не самый высокий уровень английского, но все же он достаточен для того, чтобы свободно пользоваться языком. Если читаете художественную литературу на английском или смотрите фильмы с английскими субтитрами — можно попробовать. Свободно говорите и смотрите без субтитров — добро пожаловать.
  2. Иметь пару часов свободного времени в неделю.
  3. Страдать здоровым перфекционизмом и в душе (а можно и открыто) ненавидеть переводчиков, которые считают, что хороший перевод — это примерный пересказ своими словами того, что понял из текста.
  4. Уметь разбираться в контекстах. В качестве базы подойдет умение гуглить денотированные понятия и искать релевантные ссылки.
  5. Идеально владеть русским языком. Не бояться деепричастных оборотов, уметь правильно употреблять вводные слова и понимать, когда обособляются однородные определения. Людям, которые ничего не знают о согласовании членов предложения, лучше не показываться мне на глаза.
  6. Уметь работать за идею. Никаких денег за эту работу нет и никогда не будет. Почета и уважения тоже не гарантируется. Я, конечно, дам на вас ссылку в переводе, но сделает ли это лично вам лучше — вопрос открытый. Единственный смысл всей этой затеи — помочь людям, которые в силу непонятных мне причин, не владеют языком, приобщиться к прекрасному.
Можно писать в комментарии или на почтовый адрес (а лучше сразу туда) — дальше я сообщу, что делать и как мы с вами будем сотрудничать.
И, на всякий случай, для непонятливых повторюсь — у нас тут не кружок «умелые руки» и не школа английского языка. Не надо «учиться переводить» — надо переводить. Если вы будете больше мешать, чем помогать — не навязывайтесь. Никаких вступительных тестов я делать, естественно, не буду (мы, джентльмены, друг другу на слово верим), но вы можете с легкостью проверить сами себя — взять какой-нибудь текст с what-if и попробовать его письменно перевести, а затем сравнить с моим переводом. Он, конечно, не идеал, но по крайней мере вы поймете, подходите ли под определение «лучше меня».

Эта Киля – одна из самых больших и нестабильных звезд в нашей Галактике. Ее температура настолько высока, что ее гравитация не в состоянии удерживать газ, утекающий с ее поверхности по сформированным потокам вверх, от нее. Она впервые была замечена в 1843 году, когда ее звездная величина (читай величина свечения) достигла -0.8, сделав ее второй по яркости звездой в ночном небе.

Она в дальнейшем утихла на какое-то время, и снова «засветила» в конце 1990-х. Эта флуктуация продолжается с периодичным вспыхиванием и затуханием, и будет продолжаться до тех пор, пока не случится неизбежное. Не в состоянии совладать с собственной массой и плотностью, она коллапсирует и, потом, превращается в одну из самых смертельных сил, известных в природе – в гиперновую.

На какое-то время, этот колоссальный взрыв освещает всю галактику. Это будет достаточно ярко, чтобы заметить в дневное время с Земли, в то время как ночью это сравнимо с полной луной.

Но гораздо больше вреда принесут убийственные струи гамма-излучения, выброшенные умирающей звездой. Они будут выброшены на таких высоких энергиях, что даже системы в тысячах световых лет от Эта Киля будут задеты. В результате, на многочисленных планетах в нашем регионе Галактики произойдет вымирание живых организмов в это время.

Интересная статья, если читать ее не с позиции того, что это произойдет, а с позиции тех процессов, которые происходят в нашей вселенной.

Владеющим языком — порекомендую вместо статьи читать оригинальный сайт, компиляция и перевод заметок на котором, фактически, и представлены — с учетом того, что перевод, конечно, не фонтан (даже в цитированном отрывке это заметно).

Как выглядел бы наш мир, если бы материки на Земле были расположены так же относительно друг друга, как и сейчас, но повернутыми на 90°?

— Соке.

Такой расклад сил серьезно бы изменил нашу биосферу в целом и радиоэфир в частности.

Соке спрашивает, что бы случилось, если бы земную поверхность развернули на 90° таким образом, что нынешний северный и южный полюса оказались бы на экваторе. Не будем изменять наклон земной оси — просто представим, что материки несколько по-другому расположены.

В качестве нового экватора мы возьмем нулевой меридиан, а северный и южный полюса расположим в индийском океане (0° с.ш. 90° в.д.) и у побережья Эквадора (0° с.ш. 90° з.д.) Индия, Индонезия и Эквадор станут полюсами, в то время как Европа, Антарктика и Аляска — тропиками.

Где тогда будут леса и пустыни? Чьи земли станут лучше или хуже?

Вычислить это сложно. Чуть ниже мы попробуем понять, как будет выглядеть поверхность планеты, ориентируясь на надуманные гипотезы, но вначале — коротая история, иллюстрирующая, насколько же это умопомрачительно тяжелая задача.

В республике Чад, на южных рубежах Сахары, есть небольшая долина, называемая Боделе. Когда-то там существовало озера, и, как результат, в его ложе сухая пыль содержит множество частичек нутриентов, оставшихся от некогда живших здесь микроорганизмов.

С октября по март, здесь дует восточный ветер, продираясь меж двух горных гряд. Когда ветер на поверхности достигает 32 км/ч, он поднимает в долине пыль. Пыль эта, уносимая ветром, пролетает насквозь всю Африку и Атлантический океан.

Нутриенты этой пыли — из одной маленькой долины в Чаде — составляют половину от общего количества нутриентов, удобряющих дождевые леса Амазонки (ссылка на английском — прим. пер.).

Ну, по крайней мере, в соответствии с вышеприведенным исследованием. И если описанное правда, то это не какая-то там безумная аномалия. Подобная сложность повсюду. Наш мир построен из таких вот совершенно невообразимых блоков.

Вот почему мы можем с большой вероятностью предсказывать общие закономерности развития мира, вроде глобального потепления, в силу того, что мы неплохо понимаем общие правила физических процессов — энергия поступает внутрь, меньше выходит наружу, соответственно, температура внутри в среднем растет — но с трудом можем себе представить, как это повлияет на конкретные области или виды.

То есть, если бы я даже был специалистом по климату — коим я совершенно точно не являюсь — я не смог бы уверенно ответить на этот вопрос. Слишком много переменных. Вместо этого, давайте очень грубо набросаем потрет Земли, каким он мог бы быть в нашем случае.

Для начала, вот карта нашего перевернутого мира:

(Пару слов об равнопромежуточной проекции. Такой вид равнопромежуточной проекции, когда центральной линией, идущей слева направо является не экватор, а меридиан, причем север находится слева, называется проекцией Кассини (ссылка на английскую википедию с картинкой — прим. пер.), а потому неплохим вариантом названия для нашей альтернативной Земли будет «Кассини»)

Представим себе, что в таком виде Земля развивалась миллионы лет, со всеми своими экосистемами и климатическими поясами. Затем, в один прекрасный день, мы проснемся и обнаружим, что наша цивилизация была перемещена в этот альтернативный мир. Каким мы его увидим?

Климат нашей новой повернутой Земли будет определяться тем, как цикрулируют атмосферные и океанические тепловые потоки. Далее, мы сделаем несколько предположений, но пока давайте просто допустим, что их распределение аналогично нашим.

Итак, добавим немного льда и вечной мерзлоты возле полюсов и в гористой местности:

Затем, нам следует разместить леса и пустыни. Их положение зависит от интенсивности дождей, а значит нам нужно построить карту ветров.

Основная движущая сила ветра — солнце, нагревающее воздух у экватора сильнее, чем у полюсов. Теплый воздух поднимается над экватором и летит в направлении полюса, а холодный — перемещается вдоль земной поверхности в направлении экватора. Эта циркуляция называется ячейкой Хадли. (в метеосправочниках встречается также вариант «ячейка Гадлея» — прим. пер.)

Ячейки Хадли сдвигаются то севернее, то южнее экватора в зависимости от сезона. В это время года, на нашей Земле, Солнце находится практически вертикально над головой, смещенное к северу на величину лишь около 10°. Именно поэтому на нашей широте в это время года формируются ураганы.

Из-за действия силы Кориолиса, поверхностные ветры в ячейке Хадли текут с востока на запад. Чуть севернее, для большинства климатических зон, превалирующее направление поверхностного ветра — с запада на восток. (Кроме того, около полюсов ветер так же циркулирует с востока на запад).

Итак, давайте нанесем карту ветров — помня о том, что в реальности все будет гораздо сложнее из-за действия земного рельефа и областей постоянно высокого или низкого давления.

Нисходящие потоки холодные и сухие, а значит регионы на внешних границах ячеек Хадли скорее всего будут засушливыми. Эти земли, лежащие около 30°—35° широты, известны как конские широты.

Поднимающийся над экватором воздух приносит влагу с океана, которая конденсируется в воду — поэтому в тропиках обычно влажно и много растительности. На этих площадях нередко преобладает сезонный муссонный цикл.

Умеренные широты будут более разнообразны. Погода в них будет определяться направлением движения потоков ветра, и сильно зависит от географии. Большая часть Соединенных Штатов лежит в этих климатических поясах.

Следуя таким размышлениям, заполним карту засушливыми и покрытыми растительностью областями.

(Климат тяжело предсказать — например, в нашем мире, обе страны Сомали и Французская Гвиана расположены на экваторе, на восточном побережье континента, и кажется, что они обе должны подвергаться одинаковому воздействию тропического бриза. Но побережье Французской Гвиане — это густой дождевой лес, в то время, как побережье Сомали — сухая пустыня. Это связано с действием муссонного цикла)

Ну и, просто ради интереса, навскидку — области, в которых будут зарождаться ураганы:

Присмотримся к каждому континенту повнимательнее.

В Северной Америке  климатические зоны раположены примерно так же, как сейчас, но развернуты с севера на юг. Холодная Канада стала тропиками, в то время как центральная Америка теперь за полярным кругом. Ураганы угрожают Гренландии, Баффиновой Земле и приморью. Тропическая влага с моря Баффина северозападной (у нас это северная) атлантики смешиваются с холодным воздухом, текущим из США со Скалистых гор, создавая новую Аллею торнадо в прериях возле моря Баффина.

Южная Америка чем-то похожа на старую Европу. Там прохладно, температура примерно как на побережье Бразилии, с хвойными лесами и травянистыми степями практически по всей площади. На юге, эта растительность сменяется приполярной тундрой и, в конце концов, огромными Андами с ледяными шапками, которые отделяют континент от замерзающих полярных вод. Амазонка, которая в нашем мире, несет в себе больше воды, чем семь других крупнейших в мире рек вместе, там имеет размеры, сравнимые с Миссисиппи.

Азия развернута примерно так же, как Северная Америка, при этом побережье Сибири теперь находится у тропического моря. Индия и северная (которая у нас юго-восточная) Азия — вот где теперь Сибирь. Пустыня Гоби больше не располагается в дождевой тени Гималаев, но тропиками все равно не становится.

Европа становится отражением нашей юго-всточной Азии. Великобритания и Ирландия похожи на наши острова Индонезии — Суматра и Борнео. Исландия похожа на наши Филиппины. Центральная Европа — Новая Гвинея, а Альпы — единственное место на экваторе, где сохраняется вечная мерзлота.

Африка повернута на 90°, и теперь юг (у нас запад) Африки заполняется тропическим лесом, а север (который у нас восток) — засушливой пустыней. На нашей Земле, Северная Америка — это единственный континент, где торнадо — обыденное явление, но в этом мире они также будут часто встречаться в Восточной Африке.

В Австралии стало холоднее и более влажно, а северные (у нас западные) широты заросли лесами.

Антарктике повезло больше всех. Без ледяного покрова она, конечно, стала чуть меньше, но теперь большая часть ее заполнена высокогорными дождевыми лесами. Есть горные гряды на юге и западе. Исследователи на Мак-Мердо, Базе Скотта на острове Росса проснутся в тропическом раю. Если кто-то из них при этом будет скучать по замерзшей пустыне — он сможет всегда отправиться в Коста-Рику.

Теперь, посмотрим, как скажется переезд на самых больших городах в нашем мире:

В некоторых городах станет прохладнее.

Мехико теперь высоко в северных горах, погребенный под ледяными шапками.

Джакарта — новый Свальбард, обезлюдившая скала на побережье, расположенная слишком далеко к северу для большинства норвежцев.

Калькутта и Дели скованы льдами, отделенные от тепла Гималаями.

Гонконг, Манила, Карачи и Мумбай похожи на Рейкьявик или Анкоридж в нашем мире — океан возле них, конечно, не замерзает, но там реально холодно.

В некоторых городах можно будет жить и дальше, хотя кое-что и изменится.

Сеул, Осака, Токио, Шанхай и Нью-Йорк будут в числе городов, в которых произойдет меньше всего изменений и климат останется примерно таким же, каким был у нас. В Шанхае станет чуть холоднее, но сезонные пики во всех пяти городах станут мягче — особенно в Сеуле — и, возможно, чуть суше.

Каир теперь расположен чуть южнее. Он окружен саванными побережьями со вкраплениями дождевых лесов вокруг гор Нила. Несмотря на то, что он теперь будет чуть ближе к экватору, теплее там не станет.

В Сан-Паулу и Буэнос-Айресе станет чуть холоднее. Теперь они будут расположены на северном побережье Южной Америки, примерно в тех же широтах, что и Канада. Климат там будет чем-то средним между Англией нового мира и старой доброй Англией.

В Лос-Анджелесе климат станет чуть холоднее и мягче. Устойчивый морской бриз переносит влагу через горы Сан-Габриэль, делая ЛА одним из самых дождливых мест в новых Соединенных Штатах. Он станет довольно сильно похож на чуть более влажную версию нашего Сиэттла.

В некоторых городах станет гораздо жарче.

Невероятно сухо и жарко в Москве, теперь ее климат представляет собой нечто среднее между нашими Финиксом и Багдадом. Русские, живущие в России веками, будут обреченно пожимать плечами.

Лондон теперь находится в джунглях на экваторе, климат в нем определенно похож на Манильский. Пища там будет по-прежнему разнообразна, Темза наполнится пираньями, и это будет единственное место на Земле, где тигры извиняются за то, что на тебя нападают.

В самом начале, я обратил внимание на влияние на радиовещание. Чтобы прояснить этот момент, давайте представим еще один вариант. А конкретно — что произойдет, если все эти изменения в мгновение случатся с нашей Землей?

Мы предполагаем, что вся материя волшебным образом передвинется, а значит не будет ни огромных цунами, ни землетрясений. Даже принимая это допущение, последствия все равно будут катастрофическими. Вначале, ледяные шапки в жарких местах могут растаять гораздо быстрее, чем нарастут новые, и уровень океана поднимется на пару сотен метров. Изменение климатических поясов станет чудовищным шоком для биосферы, что приведет к разрушению пищевых цепей и массовому вымиранию видов.

Но если все пойдет так, как ожидается — в лучших традициях сценариев Майкла Бэя — то с охлаждением вод Мексиканского залива и превращением реки Миссисипи в эстуарий с застойной водой, животный мир региона постепенно начнет переселяться вглубь континента.

И однажды утром жители Миннесоты проснутся и увидят сплавляющихся огненных муравьев, за которыми приплывут пять миллионов крайне голодных потерянных аллигаторов…

…что приведет к душераздирающему, неожиданно кровавому выпуску «Новостей с озера Вобегон» в ходе очередной трансляции радиостанции A Prairie Home Companion, которая неожиданно окажется последней.

Оригинал на what-if.xkcd.com

PageLines