From the daily archives: "Wednesday, September 5, 2012"

На днях я был неприятно поражен тем, что практически вживую общался с человеком, жизненная парадигма которого реализовывала все мои самые потаенные страхи.

Я мысленно надеялся, что такого не произойдет никогда. Конечно, я нисколько не сомневался, что такие люди существуют — более того, именно они в основном и наполняют этот мир, в основном благодаря рыночной парадигме экономики, но все-таки надеялся, что Б-г оградит меня от непосредственного знакомства с ними.

Предыстория вопроса такова. В процессе обсуждения развития событий в одном ролике речь зашла о том, в чем метафизический смысл избиения недовольными автомобилистами водителя трактора.

Речь шла не о том, законно это или нет — это совершенно однозначно незаконно и, в принципе, вполне может сойти за административку — здесь не было необходимости в применении силы для того, чтобы остановить правонарушение просто в силу того, что применение силы не было направлено на его остановку (посмотрите видео — нанеся несколько ударов, мужчина удовлетворенно уходит).

Речь не шла и о том, почему, собственно, избиение состоялось — я прекрасно понимаю чувства негодующих владельцев автомобилей, в одночасье «попавших» на дорогостоящий ремонт, который, может быть, при удачном стечении обстоятельств, будет оплачен не ими — но, фактически, они имеют жуткий геморрой на ровном месте и имеют полное право беситься и негодовать. Понимаю чувства, но не берусь оправдывать поступки — это стоит понимать.

Речь шла именно о метафизическом смысле действий. То есть имели ли они смысл, или же это было проявление животного начала, зашитых в обезьяньей подкорке древних программ, записанных еще в Ветхом Завете — око за око, зуб за зуб?

Мнения разделились.

Были люди, которые утверждали, что данные действия преследовали цель предотвратить правонарушение. Хотя, из ролика очевидно, что такая цель если и была, то не была достигнута.

Были люди, которые честно отвечали — нет, это простое вымещение злобы.

Были люди, которые заявляли о неком «дополнительном наказании», которое должен был понести мужчина, совершивший данный поступок. Дескать, «за пьянку за рулем нужно вообще расстреливать», «а если бы там был ребенок», «а если бы он кого-нибудь задавил» и прочая демагогия, не имеющая к реальности никакого отношения. Сами понимаете, если всех нас судить по принципу «а если бы там был ребенок» — то можно прийти в виртуальный СССР в реальности, когда полстраны сидят, а полстраны охраняют — а потом меняются.

Однако, нашелся удивительный человек, который на голубом глазу заявил, что люди имеют полное моральное право избивать тракториста в силу того, что «он украл у них несколько месяцев, а то и лет жизни».

Я удивился такой постановке вопроса — в моем сознании автомобиль совершенно не вяжется с краденными годами. Наоборот — люди покупают его, ожидая увеличение комфорта, уменьшения транспортных издержек, времени доставки. Хотя, подумал я, может быть, человек имеет ввиду, что теперь их транспортные расходы возрастут, и это время как бы будет вычтено из их жизни… предположение показалось мне крайне шатким, и я решил уточнить.

Ответ меня поразил. Оказывается, что данный индивидуум измеряет свою жизнь в количестве часов, которые он потратил «на работу» и «на отдых». Первые нужны ему для зарабатывания денег на вторые. Соответственно, так как первые идут фактически «в расход», повреждая имущество, ты как бы «крадешь» часы жизни, потраченные «бесцельно» — то есть на работу.

Чудовищность ситуации даже не в том, что человек на полном серьезе считает работу неким абсолютно бесполезным для себя занятием, нужным лишь для получения денег, а в том, что человек оценивает свою жизнь в «полезно прожитых часах». И чем их больше — тем, соответственно, его жизнь успешнее.

Фактически, я первый раз в жизни столкнулся лицом к лицу с «идеальным потребителем», практически ожившей пелевинской концепцией орануса.

И, живой, он оказался в разы страшнее книжного прототипа.

Когда он спросил меня, как я оцениваю свою жизнь — я ответил, что не оцениваю ее в силу того, что не вижу никакого смысла в этой оценке. Просто потому, что оценка необходима только в случае, если ее возможно сравнить с некоторым «эталоном», которого, как вы понимаете, в жизни нет и быть не может.

Когда человек спросил меня, как же я выстраиваю приоритеты в своей жизни, я ответил ему, что я делаю то, что мне нравится, а то, что мне не нравится — не делаю. Нравится больше — делаю больше, нравится меньше — делаю меньше. Эта простая формула почему-то повергла его в ужас.

Когда же он спросил меня, имеет ли для меня ценность мой труд (что меня крайне удивило — ведь сам человек оценивает свой труд как имеющий полезность исключительно с точки зрения получения за него денег) — я ответил, что мой труд, результат моего труда и вообще все мои действия не имеют с моей точки зрения решительно никакой ценности per se. Ценными их может сделать что-то внешнее, какое-то окружение, которое creates value by.

Я довольно часто встречаюсь с людьми, мировоззрение которых мне совершенно чуждо. Но первый раз я столкнулся с живым инопланетянином — человеком, о существовании которого я догадывался, но никогда не видел в живую.

И он меня ужаснул.

PageLines