From the monthly archives: "September 2012"

Что будет, если ливень выпадет на землю в виде одной гигантской капли?

Майкл МакНейлл

Середина лета. Воздух горячий и густой. Двое стариков сидят на крыльце в креслах-качалках.

На горизонте к юго-западу появляется зловещего вида облако. Оно надвигается все ближе, а  его вершина принимает форму наковальни.

Слышится позвякивание раскачиваемых ветром колоколов. Ветер усиливается, небо начинает темнеть.

Воздух содержит влагу. Если вы возьмете столб воздуха от земли до верхней границы атмосферы, а затем охладите его, влага, что в нем содержится, выпадет дождем. Если вы соберете всю воду внизу взятого столба, она заполнит его на глубину в пределах от нуля до нескольких десятков сантиметров. Эта глубина — то, что называется общим влагосодержанием.

В норме, ОВ находится где-то между сантиметром и двумя.

Его значение измеряется для всех точек поверхности Земли с помощью спутников, благодаря чему получаются чудесные карты (ссылка на англ. — прим. пер.).

Представим себе, что наш шторм проходит на площади в 100 квадратных километров, а ОВ для данного случая составляет 6 см. Это значит, что общий объем воды, принимающий участие в процессе, составляет:

100 км2 × 6 см = 0,6 км3

Этот объем воды весит 600 миллионов тонн (что примерно равно общему весу всей биосферы земли). В нормальных условиях, вся вода будет выпадать на землю в виде капель дождя, образуя водяной слой толщиной, в лучшем случае, сантиметров 6.

Вместо этого, в нашем случае, вся вода будет сконденсирована в одну гигантскую каплю — сферу, диаметром около километра. Предположим, что ее нижний край будет находится в километре от поверхности, так как именно там образуется большинство дождевых капель (ссылка на англ. — прим. пер.).

Капля начинает падать.

Первые 5-6 секунд ничего не произойдет. Затем, нижний край облака начнет вспучиваться. На мгновение может показаться, будто бы в нем формируется маленькая воронка. Выпуклость расширится, и на десятой секунде из облака покажется нижний край капли.

Капля теперь будет падать со скоростью 90 метров в секунду (320 км/ч). Ревущий ветер будет разбивать поверхность капли в водяную пыль. Нижняя кромка превратится в пену, так как воздух на огромной скорости будет врываться в ее толщу. Если бы она могла падать достаточно долго, то, раздираемая этими силами, она бы выпала на землю обычным дождем.

Но этому не суждено будет случиться — примерно через 20 секунд после формирования, капля ударится об землю. Вода теперь будет падать со скоростью более 200 м/с (720 км/ч). В точке контакта капли с поверхностью воздух просто не успевает разверзнуться достаточно быстро, и в результате нарастающее давление разогреет его столь быстро, что он смог бы поджечь траву, будь у него чуть больше времени.

К счастью для травы, этот жар будет продолжаться лишь несколько миллисекунд, и практически сразу же охладится прилетевшей ледяной водой. К несчастью для травы, эта вода будет двигаться со скоростью, равной половине скорости звука.

Если бы вы находились в центре этой водяной капли в течение всего падения, то до этого момента вы бы не почувствовали ничего необычного. В середине довольно темно, но если бы у вас было достаточно времени (и объема легких) для тог, чтобы подплыть на несколько сотен метров к краю, вы бы могли видеть сквозь толщу воды тусклое свечение рассвета.

По мере того, как капля будет приближаться к земле, увеличивающееся сопротивление воздуха привело бы к росту давления, из-за чего ваши барабанные перепонки лопнули бы. Но секундой позже, когда капля наконец достигла бы земли, вы бы были раздавлены насмерть — ударная волна в момент создаст давление, превышающее таковое на дне Марианской впадины.

Вода проломит почву, но под ней находится слой каменных пород. Напор воды сверху создаст сверхзвуковую кольцевую струю, которая разрушит все на своем пути.

Стена воды, пробегая километр за километром, будет погребать под своей толщей деревья и дома, срывать верхний слой почвы.  Дом, крыльцо и старики будут в мгновение ока стерты с лица земли. Все в радиусе нескольких километров будет уничтожено — на их местах останутся лишь грязевые пруды до самого слоя твердой породы. Вода продолжит свое  движение, уничтожая все строения в радиусе 20—30 километров (на этом расстоянии, те площади, что защищены горами и холмами будут в относительной безопасности), а потом начнет затапливать натуральные долины и водяные каналы.

Вся равнинная местность целиком от затопления, конечно, не пострадает, но вот то, что находится на расстоянии до сотни километров вдоль течения воды будет затоплена в течение нескольких часов.

Новость об этом ужасающем бедствии быстро распространится по всему миру. Люди будут шокированы, находиться в замешательстве и каждое новое облако на небе будет вызывать массовую панику. Мир поглотит страх — мир будет боится дождя, но годы будут проходить безо всяких признаков возможности повторения катастрофы.

Ученые-исследователи атмосферных явлений годами будут пытаться свести произошедшее в единую картину, но объяснений не найдут. В один прекрасный момент они просто сдадутся, и в результате необъясненному атмосферному феномену дадут название «Шторм Скриллекса» — потому что, как заявит один из исследователей, «Весь ад собрался в одной капле».

Оригинал текста на what-if.xkcd.com

На самом же деле речь идёт о филлодии (phyllody, strawberry green petal disease) – перерождении различных частей соцветий или плодов в листья. Филлодия наблюдается обычно в осеннем урожае клубники или земляники и вызывается несколькими видами фитоплазмы (микоплазмы, инфицирующие растения) или вирусами. Переносится цикадками – по-видимому, главным переносчиком заболевания на землянике как в Северной Америке, так и в Европе служит цикадка Aphrodes bicinctus. Другие виды цикадок важны для сохранения вируса на клевере и сорняках — хозяевах вируса.

Если никто никогда не видел, как выгорает проводка — демонстрирую.

По клику изображение доступно в большем разрешении

Это чудо — результат подключения на линию 3 кВт в течение часа.

Что именно тут произошло? Все просто. Хозяева квартиры решили не менять проводку по всей квартире, а оставить старую, советскую (алюминиевую), а от нее пустить медные ветки на те розетки, которые нужны в других местах.

В том месте, которое изображено на фотографии, была розетка. Советская. Она была не нужна, ее убрали, а на ее месте оставили алюминиево-медную скрутку.

Примерно так скрутка повела себя под нагрузкой. Добавьте к этому еще и отвратительный запах горелой проводки и диагностируемое КЗ в розетках при отключенном автомате, которое то появляется, то пропадает.

И запомните навсегда — никогда не делайте скрутку меди с алюминием. И отрывайте руки любому, который предложит вам ее делать.

А если меняете в квартире проводку — меняйте ее целиком, на медную, иначе проблем не избежать.

В ходе «антирелигиозных недель на d3» мной было выявлено просто фантастическое количество людей, на полном серьезе считающих, что «наука» — это что-то про несуществование Б-га. Ну то есть там, где наука, никакого Б-га быть не может и точка, потому что наука.

То есть представления о науке как о системе понятий, созданных для исключения сверхъестественных сил из рассмотрения, в обществе уже сформированы и действуют с хтонической силой. Пора мотать маятник в обратную сторону.

Мне задают вопрос — смогу ли я создать непротиворечивую, верифицируемую и фальсифицируемую теорию Б-га, который никак не проявляет себя в нашем мире. Я начинаю недоумевать, потому что задача эта — из разряда «что будет, если в непробиваемую стену влетит всепробивающее ядро». То есть задача по сути имеет внутреннее противоречие — либо стена не может быть неразрушимой, либо ядро не может быть всепробивающим. Одно и другое в рамках нашей системы понятий существовать не может.

Также и тут. Для того, чтобы можно было сделать теорию хоть чего-нибудь — нужно это «что-нибудь» каким-то образом обнаружить. Не выдумать и не предположить, а обнаружить. Понятное дело, что вероятность обнаружения нами сущности, которую нельзя обнаружить по определению, равна нулю. Не просто стремится — а именно равна.

Однако, нам ничто не мешает предположить, что в мире существует некая сущность, которая никак себя не проявляет и ждать момента, когда она себя проявит. Если мы дождемся (не важно, как мы это выясним) — значит наше предположение было неверно и в мире существует некая сущность, которая все-таки как-то себя проявляет. Другой вопрос, что толку от этого предположения — примерно ноль, так как оно в чистом виде эквивалентно известному чайнику Рассела. Если на орбите действительно существует такой чайник — ну, пусть себе существует, нам он совершенно не мешает и мы вольны не принимать его во внимание.

Именно этот момент — самый важный в понимании смысла научного метода и системы научного мировоззрения. Наука — это не о том, что есть такое наш мир. Науку этот вопрос решительно не интересует, это задача для философов. Наука — это построение верифицируемых моделей, поведение которых можно анализировать и предсказывать с помощью него поведение реальных объектов реального мира, обладающих аналогичными свойствами.

Начнем с простого примера. Все мы в школе учили физику. И в физике были силы. И силы были векторами. И эти вектора были приложены к неким телам, которые заставляли их двигаться.

Неужели кто-то из нас из-за этого считает, что когда мы движемся, действительно где-то в мире существуют какие-то вектора, которые как-то приложены к нам и заставляют нас двигаться?

Представление о предположениях научных гипотез как о чем-то, существующем на самом деле вполне сопоставимо с представлением о Б-ге как о бородатом мужике, сидящем на облаке и кидающем в людей молнии. Но почему-то над последним смеются, а первое считается чем-то самим собой разумеющемся.

От простого примера с векторами мы переходим к сложному примеру — к атомам. Здесь наш разум дает сбой — потому что мы действительно считаем, что атомы существуют в реальности. Вроде как их и наблюдали, и фотографии делали и вообще — мы с этими атомами уже сроднились.

Однако, стоит только предположить, что в мире существуют не атомы, а нечто, проявляющее себя как атомы — все сразу становится гораздо сложнее.

Здесь появляются страшные люди с бритвой Оккама, обвиняющие меня в том, что я ввел ненужную сущность без необходимости. Да. Но принцип бритвы Оккама не имеет никакого отношения  к реальному миру — это исключительно теоретический принцип, который гласит — «не усложняй модель». Если решаешь уравнение x + 1 = 2, нет никакого смысла пытаться записать его как a*y + 1 = 2 — уравнение от этого не изменится, а решать его станет гораздо сложнее.

То есть, несмотря на то, что мы не принимаем в рассмотрение висящий на орбите чайник — это не мешает ему на самом деле там быть. Или не быть. Но до тех пор, пока он себя не проявляет — мы можем просто не рассматривать его.

Точно так же и в случае Б-га. До тех пор, пока он объективно не проявляет себя в нашем мире — мы можем не принимать его в рассмотрение. Однако, каждая новая победа науки — расшифровка генома ли, сведение ли ОТО и квантовой физики в теорию всего ли — не новое доказательство отсутствия бытия Б-га, а лишь новая модель, которая позволяет нам предсказывать события лучше.

Но это все великолепие совершенно не мешает нашему миру на самом деле существовать в виде маленьких розовых пони, которые своими рогами описывают завитушки, ведущие себя точь-в-точь как атомы.

«Пуститься во все тяжкие» В настоящее время используется в значении сбиться с правильного жизненного пути, начать безудержно предаваться кутежам, разврату, мотовству и т.п., проще говоря – «слететь с нарезки». В данном случае перед нами искаженная фраза, в оригинале звучавшая как «Пуститься во вся тяжкая». Кажущаяся неказистость исходной фразы на самом деле обманчива. Дело в том, что словом «тяжкая» в старину назывались большие церковные колокола (знаменитый колокол кремлевского Успенского собора весил 4000 пудов, т.е. около 65 тонн). Характер колокольного звона, т.е. когда именно и в какие колокола следовало звонить, определялся «Типиконом» — церковным уставом, в котором выражение «ударять во вся тяжкая» означало: ударять сразу во все колокола (Г. Дьяченко, Полный церк.-слав. словарь, М. 1900, с. 745). Впоследствии выражение было переосмыслено и по ассоциации с выражением «тяжкий грех» и стало означать определенную модель поведения человека. Вот так выражение, первоначально заимствованное из лексикона профессиональных звонарей, со временем утратило свой первоначальный смысл, приобретя совсем иное значение.

Крайне любопытные замечания по происхождению крылатых фраз.

Если бы каждый человек на Земле направил лазерную указку на луну в один и тот же момент, поменяла бы она цвет?

Питер Липовиц

Нет, если мы будем использовать бытовые лазерные указки.

Первое, что нам следует понимать — то, что не все люди могут одновременно наблюдать Луну. Мы можем собрать всех в одной точке, но мы уже выяснили, чем это закончится, несколько недель назад. Вместо этого, мы возьмем тот момент времени, когда Луна видна наибольшему числу людей. Исходя из того, что 75% популяции живет между 0° и 120° в. д. (ссылка на англ. — прим. пер.), мы попробуем реализовать наш замысел тогда, когда Луна находится где-то над Аравийским морем.

Мы можем светить как в новолуние, так и в полнолуние. В новолуние поверхность Луны темнее — нам будет проще увидеть свет лазера. Но новая луна — более сложная цель, она чаще всего видна днем, сводя на нет весь эффект более темной поверхности.

Если не брать в расчет яркость, идеальным моментом времени будет скорее всего 6 часов вечера по Гринвичу (или 10 вечера по Москве — прим. пер.), когда полная луна находится высоко в небе Мумбая и Исламабада. В этой точке луна будет доступна для наблюдений почти 5 миллиардам людей — в основном из Азии, Европы и Африки — почти стольким же, сколько в принципе ее могут видеть одновременно.

Но давайте возьмем момент, когда освещена лишь половина луны, чтобы мы могли видеть эффект от наших действий на темной ее стороне. Оставим в стороне 21 декабря, чтобы не вдохновлять надежду в сердца ожидающих конца эпохи по календарю Майя, и вместо этого нашим моментом времени будет 4 января 2012 в пол-первого ночи по Гринвичу. В Восточной Азии в этот момент будет день, а в Африке и Европе — ночь.

Вот наша цель:

Обычная лазерная указка имеет мощность около 5 мВт, а хоршая — имеет достаточно малый угол расхождения луча, чтобы в самом деле «дострельнуть» до Луны, несмотря на то, что в реальности он будет освещать довольно большую площадь. Луч, конечно, будет преломляться в атмосфере и часть его будет поглощена — но большая часть света все-таки долетит до Луны.

Представим себе, что все могут прицелиться достаточно точно, чтобы попасть в Луну, но не более того. В этом случае свет распределиться по всей ее поверхности.

В половину первого по Гринвичу все прицеливаются и нажимают кнопку.

Вот, что при этом произойдет:

«Душераздирающее зрелище.»

Хотя, в этом есть определенный смысл. Солнце освещает Луну с мощностью порядка киловатта на квадратный метр. Так как сечение Луны имеет площадь порядка 1013 квадратных метра, на нее попадает примерно 1016 ватт солнечного света — 10 петаватт или два мегаватта на человека, что затмевает возможности наших пятимилливаттных лазеров. Конечно, числа могут слегка варьироваться, но в общем и целом все выглядит именно так.

5 милливатт — это слишком мало. Мы способны на большее.

Одноваттный лазер — безумная опасная вещь. В нем достаточно мощности, чтобы не просто ослепить вас, но и оставить на коже ожог или просто поджечь предметы. Безусловно, они запрещены к продаже в США.

Шучу! Вы можете купить такой за 3000 рублей. (ссылку я адаптировал под наши реалии, в оригинале был, конечно же, американский магазин — прим. пер.)

Представим себе, что мы потратили 21 триллион рублей и купили всем по одноваттному зеленому лазеру (на заметку кандидатам в президенты: включивший это в свою программу, получит мой голос). В дополнение к тому, что он просто более мощный, его цвет находится в середине видимого спектра, глаз более чувствителен к нему, а значит — он будет казаться ярче.

И вот результат:

Черт!

Лазерная указка, которую мы используем, излучает примерно 150 люменов света (больше, чем большинство фонариков) лучом, шириной в 5 угловых минут. Свет этот, попадая на поверхность Луны, дает освещеноость лишь около половины люкса, в то время как Солнце — около 130 тысяч люксов. И даже если мы нацелим все указки идеально в одну и ту же точку — в лучшем случае мы получим полдюжины люксов на 10% поверхности Луны.

Для сравнения, освещенность Земли от полной Луны составляет около одного люкса — а значит, наши лазеры будут неэффективны не только при освещении Луны с Земли, но и если мы попробуем обратное — осветить Землю с Луны, то зелень лазера просто потонет в естественном лунном свете.

Благодаря новейшим разработкам в области литиевых батарей и технологии производства светодиодов, рынок начал просто ломиться от огромного количества продающихся там мощных фонарей. Но совершенно ясно, что простой фонарик нам не поможет, поэтому мы пропустим скучную часть и сразу вручим каждому по фонарю Nightsun.

Вы можете не знать этого названия, но вы, скорее всего, хотя бы раз видели, как он используется: именно эти фонари устанавливаются на вертолеты полиции и береговой охраны. С учетом того, чот выходной световой поток у них составляет 50 тысяч люменов, им действительно под силу превратить ночь в день на отдельно взятом клочке земли.

Луч его имеет угловую ширину примерно в несколько градусов, так что нам потребуются собирающие линзы, чтобы уменьшить его до половины градуса, что необходимо для того, чтобы достать до Луны.

И вот результат:

Конечно, результат тяжело увидеть, но он есть! Луч создает освещенность в 20 люкс, увеличивая силу светового потка от неосвещенной половины Луны в 2 раза! Так или иначе, это тяжело разглядеть, а видимого эффекта на светлой половине практически нет.

Заменим фонари Nightsun на прожектора IMAX – 30-киловаттные лампы с водяным охлаждением, с суммарным выходом более миллиона люменов.

Эффект все еще болтается где-то на границе восприятия.

На прыше отеля Luxor в Лас-Вегасе стоят самые мощные на Земле прожекторы. Давайте дадим каждому по одному такому.

Да, и установим на них линзы для того, чтобы сфокусировать луч на поверхности Луны.

Теперь мы видим результат наших действий, миссия выполнена! Отлично поработали.

Ну…

Министерство обороны разработало мегаватнные лазеры, используемые для уничтожения летящих ракет на подходе.

Самолет Boeing YAL-1 — это сделанный на базе 747-го самолет с установленным на него мегаваттным химическим кислородно-йодным лазером. Он излучает инфракрасный свет, а значит его луч невидим для человеческого глаза, но мы можем представить себе аналогичный лазер, излучающий свет в видимом диапазоне. Дадим каждому по одному такому.

Наконец, мы смогли сравняться с яркостью солнечного света!

При этом мы потребляем  5 петаватт мощности, что вдвое больше, чем среднее мировое потребление электроэнергии.

Ладно, давайте установим по мегаваттному лазеру на каждом квадратном метре поверхности Азии. Если мы попробуем запитать всю эту установку, используя электроэнергию, вырабатываемую из нефти, то все резервы Земли будут исчерпаны за 2 минуты. Но в эти минуты Луна будет выглядеть так:

Луна сияет ярче, чем полуденное солнце, а к концу этих двух минут, лунная поверхность нагреется так сильно, что начнет светиться.

Хорошо, мы зайдем  еще дальше за пределы возможного.

Самый мощный лазер на Земле находится в Национальном комплексе лазерных термоядерных реакций. Он излучает в ультрафиолетовом диапазоне и имеет выходную мощность в 500 тераватт. Так или иначе, он генерирует лишь один импульс, длящийся лишь несколько наносекунд, в энергетическом эквиваленте равный четверти чашки бензина.

Представим себе, что кто-то нашел способ сделать его излучение непрерывным, дал каждому по одной штуке и все направили их на Луну. К несчастью, поток энергии немедленно превратит земную атмосферу в плазму, что испепелит всю земную поверхность и убьет нас всех.

Но давайте предположим, что излучение каким-то невероятным образом пройдет сквозь атмосферу без взаимодействия с ней.

Даже с этим допущением, Земля все равно будут охвачена огнем. Отраженный свет от Луны будет в четыре тысячи раз ярче, чем полуденное солнце. Лунный свет станет достаточно ярким, чтобы все земные океаны вскипели и испарились меньше, чем за год.

Забудем о Земле — что случится с Луной?

Лазерный луч, сам по себе, сможет создать достаточное световое давление, чтобы придать Луне ускорение около десяти миллионных g (g = 9,81 м/с – прим. пер.). Это ускорение, практически незаметное в малых масштабах времени, за годы окажет влияние, достаточное для того, чтобы вытолкнуть Луну с земной орбиты…

… если бы давление излучение было бы единственной вовлеченной в процесс силой, конечно же.

40 мегаджоулей энергии достаточно (ссылка на англ. — прим. пер.), чтобы испарить килограмм камня. Принимая, что каменистая поверхность Луны имеет плотность порядка 3 кг/л, лазер передаст ей достаточно энергии, чтобы испарять 4 метра лунной поверхности в секунду.

В любом случае, на самом деле лунный грунт не будет испаряться так быстро — по очень важной для рассмотрения причине.

Когда кусок камня испаряется, он не просто исчезает. У поверхности образуется  плазма, которая мешает прохождению луча.

Лазер продолжает накачивать плазму энергией, а плазма, в свою очередь, становится все горячее и горячее. Частицы сталкиваются между собой, ударяются о поверхность Луны и улетают в космос на фантастических скоростях.

Этот процесс превращает всю поверхность Луны в один реактивный двигатель — с потрясающей эффективностью, к тому же. Использование лазера для испарения материала описанным способом называется лазерной абляцией и это крайне многообещающий способ создания космических двигателей (ссылка на англ. — прим. пер.).

Луна имеет большую массу. Несмотря на это, медленно, но верно, тяга, создаваемая каменной плазмой, будет толкать ее прочь от Земли. (Струя плазмы, кроме всего прочего, дочиста очистит поверхность Земли и уничтожит лазеры, но мы предполагаем, что на тот момент они будут неразрушимы.)  Плазма также будет стекать с лунной поверхности — это сложный процесс, который довольно тяжело смоделировать.

Но если мы прикинем, что частицы плазмы будут улетать с поверхности со средней скорость 500 км/сек, то всего за несколько месяцев Луна улетит из области действия наших лазеров. Она сохранит большую часть массы, но перестанет быть спутником Земли и перейдет на вытянутую орбиту вокруг Солнца.

Формально, Луна не превратится в новую планету, согласно определению планеты, принятому МАС. Так как новая орбита Луны будет пересекать земную, то Луна будет называться малой планетой, как, например, Плутон. Пересечение с земной орбитой будет приводить к периодичеким непредсказуемым ее изменениям.  Луна может в итоге сгореть в солнечной атмосфере, быть выкинутой за пределы солнечной системы или разбиться о любую другую планету — в том числе нашу. Я думаю, что все согласятся — в таком случае мы это заслужили.

Результат:

Теперь, наконец, мощности достаточно.

Оригинал на what-if.xkcd.com

Стражи порядка задержали подозреваемого в ограблении мастера по йоге, который сбежал из камеры в отделении полиции в городе Тэгу в Южной Корее через окошко для раздачи пищи. Чтобы оказаться на свободе, 50-летнему Чой Габ-боку ростом 1,65 метра и весом 52 килограмма пришлось протиснуться в отверстие 15 на 45 сантиметров, сообщает The Korea Times.

Арестованный сбежал 17 сентября, воспользовавшись тем, что все три находившихся на дежурстве офицера в это время спали. Правоохранительным органам потребовалось шесть дней, чтобы снова задержать гибкого грабителя. По  словам сотрудников полиции, Чой был пойман на крыше жилого дома в городе Мильян, к югу от Тэгу, где он прятался в картонном ящике.

Это реклама йоги.

Если предъявить им в ответ, например, список нобелевских лауреатов по физике (из которого следует, что в первые полвека существования премии её получали почти исключительно одиночки, а сейчас получают почти исключительно коллективы) – они краснеют и бормочут, что это же совсем другое.

– Но это же совсем другое. – говорят они. – Сейчас задачи перед наукой на порядок более сложные…

Эти задачи, собственно, и есть сегодняшние мамонты. Вся штука в том, что в наши дни те, кого не взяли на охоту, делают вид, будто на самом деле жизнь племени поддерживают они – своим подметанием пещер и лепкой высокохудожественных горшков.

На сей раз, просто дам ссылку без своих высокохудожественных комментариев.

Написал небольшую статью на Хабре, посвященную милым странностям синтаксиса и семантики C#.

Еще один миф, который я для себя опроверг — это миф о смешении языков.

Так или иначе, я знаю пять языков — два разговорных и три программирования. «Знаю» в моей терминологии означает, что я могу формулировать мысли, не задумываясь о форме, а все языковые проблемы упираются не в то, как мне выразить мысль, а в то, что именно я хочу сказать. То есть я могу не знать какое-то слово в английском языке (так же, кстати, как могу не знать значения, а то и факта существования нужного мне слова в русском, хотя он для меня родной), но я не буду часами сидеть и мучительно вспоминать, как же мне выразить условную подчиненность действий в прошедшем времени, а просто буду понимать, что описание такой ситуаций требует вот такого языкового оборота.

Как не странно, языки программирования в семантическом плане мало отличаются от тех языков, на которых мы общаемся. Разве что грамматика там построже (пропустил запятую — до свидания), словарный запас поменьше, да и общие правила попонятнее. В отличие от естественных языков, которые развивались в естественной среде, следуя неизвестным нуждам общества, языки программирования проектировались под конкретные, известные нужды и, хорошо или плохо, именно им и соответствуют.

Естественные языки нужны для разговоров с человеком, машинные — с машиной.

Так или иначе, все языки, которые я знаю, называются похоже. Это С++, C# и Objective C. И ни дай Б-г вам в резюме указать эти языки через дефис, потому что они все три совершенно разные.

Сегодня по долгу службы мне пришлось решать интересную задачу, в которой пришлось одновременно использовать два языка. Аналогия в реальном мире — как если бы вам пришлось общаться с человеком одновременно на русском и английском.

Проблема была в построении SOAP-клиента для iOS. Мы в свое время для генерации классов клиента по WSDL воспользовались SudzC, но спустя некоторое время в нем обнаружилась критическая масса ошибок, а его закрытость и недоступность контактных данных автора сыграла с нами злую шутку с учетом того, что проект надо как-то завершать, а генерация и правка кода руками — совершенно не вариант. Поэтому, кстати, если у вас есть задача подключаться к SOAP-сервисам и вы хотите генерить классы по WSDL — предупреждаю вас, не пользуйтесь этим проектом, лучше обратитесь ко мне и я вам дам свои исходники, их по крайней мере можно доработать под свои нужды. Небольшой такой реверанс в пользу приложений с открытым исходным кодом.

Критическая масса ошибок потребовала исправления. Можно было воспользоваться другим генератором, но это повлекло бы за собой массу проблем, связанную с переводом на новое API приложения, поэтому было решено в кратчайшие сроки сделать собственный парсер WSDL и генератор классов, совместимый с тем, что мы получили от SudzC.

Задача была решена мной за 1,5 дня.

Конечно, было реализовано лишь ограниченное подмножество WSDL, но оно работает и есть возможность расширять проект и исправлять в нем ошибки.

А то, что меня удивило — это с какой легкостью, совершенно незаметно переключаются контексты при одновременной работе на двух языках.

Проект был написан на C# и генерит код на Objective C. Естественно, что сам по себе он представляет собой жуткую мешанину из кода на обоих языках.

Раньше мне почему-то казалось, что переключение контекстов требует определенного волевого усилия. Вроде как мозг думает на одном конкретном языке, а чтобы переключиться — ему нужно совершить какие-то там немыслимые операции, вроде тучи щелкающих маленьких реле (да простят мне такое сравнение нейробиологи).

В действительности оказалось, что переключение контекстов — вещь настолько естественная, что ее практически не замечаешь. Ты думаешь не на одном или другом языке, а на всех используемых языках одновременно, выбирая те конструкции, которые нужны в настоящий момент.

С разговорными языками ситуация ровно та же самая. Многие знают, что дети, которых в раннем возрасте начинают учить иностранным языкам, быстро осваивают их и начинают говорить на всех языках сразу. В их голове они как бы смешиваются и они выражают мысли с помощью тех конструкций, которые лучше всего предназначены для них. Так как, думаю, ни для кого не секрет, что разные языки лучше предназначены для выражения разных вещей.

Многие также слышали, что люди, знающие несколько языков, нередко вставляют во фразы foreign language phrases. Не так как я сейчас, вынужденно, чтобы избежать повтора слова, а совершенно свободно и непринужденно. Раньше мне казалось, что это такая странная форма выпендрежа, но чем глубже я погружаюсь в чужую языковую среду (и лучше ее понимаю), тем больше я убеждаюсь в том, что именно такая форма разговора для человека, владеющего множеством языков, является наиболее удобной, и что как раз наоборот — требуется волевое усилие, чтобы заставить себя говорить на одном языке.

Однако, лично я стараюсь избегать фраз на чужом языке. Во-первых, потому что многие могут их просто не понять, а язык прежде всего должен выполнять коммуникативную функцию. А во-вторых, непринужденно это делать все равно не выходит — русский я знаю гораздо лучше английского и широта полета мысли на родном языке пока что мне просто недоступна на любом другом.

PageLines