From the daily archives: "Tuesday, August 28, 2012"

Что, если бы каждый на самом деле имел свою «половинку» — какого-то случайного человека, выбранного из всего мира?

Бенджамин Стаффин

Какой бы это был ужас.

С идеей об одной случайной половинке (в дальнейшем я буду давать это слово без кавычек, ибо всем все понятно, а я задолбаюсь — прим. пер.) связано множество проблем. Как написал в своей песне «Если бы у меня не было тебя» Тим Минчин:

Твоя любовь — одна на миллион,
И ни за какие деньги ее не купить.

Но, есть на свете еще 9999 сотен тысяч,
И, вероятно, некоторые из них могут быть столь же хороши.

Но что, если бы у каждого из нас была ровно одна случайная превосходно подходящая именно ему половинка, и мы бы в принципе не могли быть счастливы с кем-то другим? Могли бы мы найти друг друга?

Будем предполагать, что половинка определяется при рождении. Вы ничего не знаете о том, кто или где она находится, но — в соответствии с романтическими клише — вы узнаете друг друга в момент, когда ваши глаза встретятся.

Сразу возникает несколько вопросов. Для начала, жива ли вообще ваша половинка? Сто миллиардов (ну, или около того) людей когда-либо жило на нашей планете, но только семь миллиардов живет сейчас (что позволяет нам вычислить коэффициент смертности человека, равный 93%). Если бы каждая пара определялась совершенно случайно, 90% наших половинок были бы уже давно мертвы.

Звучит ужасно. Но все может быть гораздо хуже, ведь мы не можем рассматривать только живших людей — мы также должны включить в рассмотрение еще и неопределенное число людей, которые еще даже не родились. Понимаете, если ваша половинка могла существовать в отдаленном прошлом, то она также может существовать и в отдаленном будущем.

Тогда, давайте предположим, что ваша половинка живет в одно время с вами. Кроме того, для того, чтобы все не обернулось кошмаром, мы также предположим, что между вами только несколько лет разницы (это условие строже, чем обычное условие пула партнеров, но если мы предполагаем, что 30-летняя и 40-летний могут быть половинками, то это правило нарушится, если они встретятся пятнадцатью годами ранее). С такими ограничениями на возраст, каждый из нас имеет вокруг примерно пол-миллиарда потенциальных партнеров.

А как быть с полом и сексуальной ориентацией? Культурой? Языком? Мы можем воспользоваться демографическими данными, чтобы уменьшить шанс неудачи, но в таком случае изначальное условие о случайной половинке будет расплываться. В нашем случае, вы не знаете, что ваша половинка, до тех пор, пока не взглянете в ее глаза. Все будут иметь только одну ориентацию — соответствующую ориентации своей половинке.

Шансы найти свою половинку, в таком случае, исчезающе малы. Число незнакомцев, с которыми вы можете встретиться глазами в течение дня, тяжело посчитать. Оно может варьироваться от нулевого (задворники или люди из маленьких городков) до многих тысяч (офицер полиции на Таймс Сквер). Давайте предположим, что мы встречаемся глазами с несколькими десятками новых незнакомцев ежедневно (сам я интроверт, поэтому для меня это даже завышенное число). Если 10% из них подходят нам по возрасту, то за всю жизнь мы «осмотрим» около 50 тысяч человек. Соотнеся это с числом потенциальных половинок, равным 500 000 000, мы получим, что шанс найти свою истинную любовь — один на десять тысяч.

Но, под нависающей над множеством людей угрозой смерти в одиночестве, общество может измениться так, чтобы дать возможность людям встретиться глазами с как можно большим числом потенциальных половинок. Мы можем, например, построить огромный конвейер, чтобы перемещать людей друг напротив друга…

 

…но, если эффект встречи глаз работает через веб-камеру, мы можем использовать слегка модифицированную версию ChartRoulette.

Если все будут пользоваться этой системой по 8 часов в день, 7 дней в неделю, и если на то, чтобы распознать свою половинку будет уходить лишь пара секунд, то такая система — в теории — могла бы соединить все половинки за несколько десятилетий. (Я создал несколько простых моделей, чтобы предположить, насколько быстро люди могут образовывать пары и выпадать из пула партнеров. Если вы хотите попробовать свои силы в приложении математики к реальной проблеме, можете заняться проблемами беспорядка.)

В реальном мире, у множества людей есть проблемы с наличием времени для отношений — немногие могут выделить два десятилетия на это. То есть, возможно, только богатые дети смогут сидеть целый день ВКаруселиПоловинок. К сожалению, для общеизвестных 1% большинство их половинок будут находиться в остальных 99%. И если только 1% людей используют эту службу, то только 1% от 1% сможет найти свою половинку с помощью нее — один из десяти тысяч.

Остальные 99% из 1% («Нас ноль запятая девять девять процентов!»)  будут иметь мотив завлечь как можно больше людей в систему. Один могут выступать спонсорами проектов, аналогичным OLPC (один ноутбук на каждого ребенка — прим. пер.). Профессии, вроде кассира или офицера на Таймс Сквер станут крайне почетными благодаря возможности множества зрительных контактов. Люди будут стадами ходить по городам и местам народных гуляний, чтобы найти любовь — также, как они делают это сейчас.

Но даже если многие из нас проведут годы ВКаруселиПоловинок, многие другие будут работать в постоянном зрительном контакте с другими людьми, а остальные просто будут ждать удачного момента, лишь немногие смогут найти настоящую любовь. Другие же так и останутся неудачниками.

Из-за стрессов и под давлением обстоятельств, люди начнут симулировать настоящую любовь. Они захотят тоже стать счастливчиками хотя бы в глазах других людей, и будут объединяться с другими такими же неудачниками, создавая фальшивую пару подходящих друг другу половинок. Они будут жениться, скрывать проблемы в своих отношениях и пытаться сохранять счастливые лица для своих друзей и семьи. (Конечно, в нашем мире такого никогда не бывает.)

Так и так, мир из случайных половинок гораздо более одинок, чем наш. Тим Минчин по этому поводу хорошо сказал:

Всем сердец и всем разумом я понимаю, что истина одна вещь:
У меня лишь одна жизнь, одна любовь, моя любовь — это ты.

И если бы тебя не было, детка,
Я думаю, что у меня
Был бы кто-то другой.

Оригинал поста на what-if.xkcd.com

Нет никакой всеобщей жажды власти, как и нет никакого изначального стремления к доминированию. Большую часть своей истории люди прекрасно обходились без социальных лифтов и статус передавался по наследству. Родился крестьянином,- умрешь крестьянином. Этот кшатрий, вот этот дайме, а этот – Его Сиятельство князь, звания выдают в начале игры и в дальнейшем изменить их невозможно. Если бы сколь-нибудь значимой долей населения овладевала жажда власти, люди бы со всей силы карабкались вверх и устойчивая социальна пирамида была бы невозможна.
Существуют мощные когнитивные искажения мышления, направленные на сохранение статус кво. Существуют массовые когнитивные искажения в пользу неприятия рисков и избегания ситуаций неопределенности. Существуют искажения в пользу переоценки собственных достоинств и качеств. Существуют искажения в пользу принятия мнения большинства и доверия к авторитетам. Не существует сколь-нибудь массовых когнитивных искажений, поощряющих конкурентное поведение и стремление к социальному доминированию.

И когда мы говорим про «альфа-самцов», тут следует иметь в виду, что это все закавычено, что никаких «альфа» у сапиенсов нет, это образная метафора, не более того. Точно так же, когда мы сравниваем женщину с кошкой, мы не имеем в виду, что она покрыта шерстью, умывается слюной и вылизывает себе промежность.

Вот так, живешь всю жизнь, живешь, а потом выясняется, что вовсе не все хотят быть богатыми, красивыми и успешными. Даже в мечтах.

Причем, выясняется в двух частях.

Под воздействием массового психоза люди нередко уезжают из своей страны просто потому, что их довели до нервного срыва какие-нибудь обыденные мелочи. Опять горячую воду отключили, опять газету из почтового ящика украли, опять сантехники пьяные и так далее. Вплоть до того, что опять президент сказал по телевизору что-то, что не понравилось. Как будто на Западе ничего подобного не происходит. Человек накручивает себя, мелочи становятся вопросами первостепенной важности, приводят к глобальным, безапелляционным и абсолютно необоснованным выводам, вроде «они мне всю жизнь испортили» или «вся молодость в этом дерьме прошла». Тогда и возникает убеждение, что «валить отсюда надо», убеждение иррациональное, не позволяющее реально оценить плюсы и минусы жизни в России и на Западе. Просто «достали», поэтому «валить».

Живут ли на Западе нерусскоговорящие русские, пьют ли водку медведи и действительно ли в магазинах можно найти 500 сортов колбасы. Альтернативный взгляд на проблему трактора в России.

PageLines