From the daily archives: "Saturday, June 30, 2012"

Вопросы сознания давно занимают умы лучших (и худших) людей этого мира. И до сих пор дело не сдвинулось с мертвой точки — даже однозначного определения сознания, увы, не существует, не говоря уже о том, чтобы понять, каким образом оно функционирует и как определить факт его наличия или отсутствия.

Докинз рассматривает человеческий мозг как универсальный построитель математических моделей реальности. В главе 4 он пишет:

Эволюция способности к моделированию, очевидно, привела в конечном итоге к субъективному осознанию. Почему это должно было произойти, представляется мне глубочайшей тайной, стоящей перед современной биологией. Нет оснований полагать, что электронные компьютеры действуют осознанно, когда они что-нибудь моделируют, хотя нам приходится допускать, что в будущем они, возможно, будут сознавать свои действия. Быть может, осознание возникает тогда, когда модель мира, создаваемая мозгом, достигает такой полноты, что ему приходится включать в неё модель самого себя.

По глубине мысли данный пассаж примерно аналогичен доказательствам бытия Б-га Фомы Аквинского. И столь же полезен.

Самый простой способ построить определение сознания — это начать с характеристических определяющих признаков, которые способны выделить феномен сознания среди всех остальных не-сознаний. К сожалению, процесс радикально усложняется тем фактом, что наличие сознания мы способны достоверно обнаружить только у себя самого1, а, следовательно, выводить понятие сознания придется, задействуя способность человека к рефлексии.

Среди основопологающих особенностей человеческого2 сознания можно (и нужно) выделить самое главное его свойство — это противопоставление собственного «я» некоторому «не-я», в роли которого воспринимается «все остальное». Первая трудность, которая нас здесь подстерегает — это размытость границ этого «всего остального» — для некоторых людей даже их собственное тело воспринимается как нечто чуждое, а для других совершенно естественно воспринимать окружающий мир как некоторое продолжение самого себя. Однако, в любом случае граница существует — она может быть четкая или расплывчатая, большая или маленькая, но она есть.

Противопоставление «я» и «не-я» рождает деление всех процессов восприятия на внутренние и внешние. Внутренними называются те процессы, которые происходят в области, принадлежащей «я», а внешними — в области «не-я». При этом процессы относительно изолированы — внешние процессы могут не иметь никакого влияния на внутренние3, а внутренние — не проецироваться во вне4.

Однако, сознание само по себе непостижимо в отрыве от некоторой сущности, которую можно условно назвать субъектом сознания. Субъект сознания — это сущность, которая воспринимает себя как наделенную сознанием. Субъект сознания, таким образом, становится областью «я» сознания, отделяя себя от окружающего «не-я».

Читать статью полностью →

PageLines