From the daily archives: "Wednesday, May 2, 2012"

Представьте себе ровную автомобильную дорогу, по которой движутся автомобили. Автомобилей довольно много, они едут плотным потоком, но никаких затруднений нет.

Теперь внесем небольшой дестабилизирующий фактор — традиционного мудака, которому очень надо. Он начнет продираться сквозь поток, маневрировать, перестраиваться, в надежде приехать побыстрее. И он, скорее всего, своего добьется — естественно, ценой радикального торможения общей скорости потока, так как люди вынуждены будут тормозить, чтобы пропустить его.

То есть, те сердобольные люди, которые готовы войти в положение и понимают, что у него, возможно, рожает жена или при смерти брат, своими телодвижениями обрекают на пробку как самих себя, так и тех, кто едет позади них. Не спрашивая у них на то разрешения.

Недостаточно очевидно? Тогда попробуем другой пример.

Представьте себе поликлинику. Очередь ровным слоем растекается по стенке, все ждут и никуда не уходят.

Внезапно, появляется «боевая бабушка» — которой нужно сегодня успеть сюда, сюда, и вот туда, а поэтому она просит сказать, что она занимала. Люди соглашаются — очередь это святое.

Появляется вторая бабушка, которая занимает за первой и уходит. Затем приходит пару человек. Из очереди уходит один. Еще пара перестановок — и очередь начнет ругаться, потому что определить, кто за кем стоял, уже не представляется возможным. Причина та же — каждый в очереди, условно говоря, «видит» одного человека спереди и одного позади, а остальные для него — какая-то непонятная масса бледно-серого цвета, которая разбирается сама. И в результате, человек страдает от собственной недальновидности — тратит силы, пытаясь выяснить, где же его место в образовавшейся куче.

Все еще не очевидно? Окей, тогда зайдем с другого конца.

Как вы думаете, сколько усилий среднестатистический сотрудник среднестатистической компании тратит на то, чтобы работать как можно меньше? Ведь если человеку приходит какое-то задание, которое ему очень сильно не хочется выполнять — он приложит все усилия на то, чтобы «назначить виновного» (или, при отсутствии полномочий, «скинуть» работу), даже в том случае, если трудозатраты на прекладывание ответственности превышают таковые, потребные для фактического выполнения задания.

В сущности все три примера описывают одну и ту же ситуацию — переход системы из организованного кооперативного состояния (когда она работает в целом на благо всех составляющих ее индивидуумов) в конкурентную, когда ее «составные части» начинают игру «каждый сам за себя». Причем, как показывает практика, причины перехода могут быть самые различные — от альтруистических в первом примере, до индифферентных во втором и эгоистических в последнем. То есть, для того, чтобы снизить общую эффективность, вовсе не обязательно быть обществом самовлюбленных сволочей — наоборот, можно до смерти любить окружающий мир. А можно просто оказаться в ситуации, когда сложность процесса превышает доступные ресурсы.

Так сколько сил тратит система на борьбу с самой собой, когда ее организация переходит из кооперативной в конкурентную? И можно ли этих затрат избежать?

Читать статью полностью →

PageLines