У быдла есть особенность — это всегда не ты. Эта особенность, впрочем, прямо выводится из эмпирического определения самого понятия, с которым я вас познакомлю чуть позже.

Всякий раз, когда человек задумывается о том, какими же способами можно заставить этот непокорный народец соблюдать установленные правила — рассуждения неизбежно сваливаются в необходимость наказания. Если человек относится к интеллектуальному меньшинству — то он заходит несколько дальше и приходит к формуле «наказание не должно быть жестоким, но неотвратимым».

В сущности, если представить вероятность соблюдения закона конкретным индивидуумом в виде некоторой формулы, то она будет выглядеть довольно примитивно.

L=K – PQ

Здесь L — побуждение к нарушению конкретного закона, K — фактор личной выгоды, P — неотвратимость наказания, Q — некий абстрактный фактор личного вреда, наступающих негативных последствий.

Очевидно, что в случае, если шанс уйти от ответственности стремится к единице, то побуждение к нарушению закона растет прямо пропорционально личной выгоде, а вероятность нарушения закона становится практически 100%, вне зависимости от тяжести насупающих последствий — они все равно не наступят, а значит нет смысла обращать на них внимание.

Именно об этом обычно говорят на форумах, в блогах и на прочих дискуссионных площадках массового характера, когда говорят о неотвратимости наказания. Наказание не должно быть испепеляющим — просто фактор наступления негативных последствий должен компенсировать личную выгоду для того, чтобы свести правонарушения к минимуму.

Однако, в данной формуле не учитывается еще один фактор, который существует в системе «парных связей», вроде той, что в настоящее время действует у нас в Эрэфии — а именно, сопутствующие расходы. С их учетом формула примет другой вид.

L=K – (PQ+R)

Здесь  R — это негативный фактор, который наступит в любом случае при совершении правонарушения. Если переводить этот термин на русский язык, то это издержки на необходимость договариваться с нужными людьми, которые в общем случае могут быть отличными от нуля. Именно эти издержки и определяют то, что в нашем обществе некоторые структуры еще функционируют — нередко проще уступить в мелочах, чем пытаться поднимать весь аппарат, который закроет все необходимые дыры в обеспечении твоей безопасности.

Казалось бы, причем здесь быдло, о котором я начал рассуждать в первых строках своей заметки?

Дело в том, что фактор превышения личного вреда над личной пользой — не единственный, который можно использовать для обеспечения примата закона. Этот фактор выражает идею конкуренции — то есть борьбы за существование с внешними силами. Однако, человек как существо, наделенное интеллектом, способен к более интересным видам функционирования — например, к кооперации.

Для обеспечения кооперативного примата закона необходимо, однако, особое мышление. Одной способности к рефлексии, которой мы обладаем все, уже становится недостаточно — необходимо обозревать системы более высокого уровня и оценивать общественные выгоды и общественный вред. 

Необходимо понимание того, что нарушение общественного договора с целью получения личных выгод ведет к дестабилизации общества и как следствию — уменьшению личной выгоды. Более того — эта закономерность должна в обществе соблюдаться (у нас, например, сейчас она отсутствует, так как сложилась ситуация, при которой личный труд практически обесценен и не коррелирует с благосостоянием).

Из данной идеи довольно просто вывести эмпирическое определение быдла. Быдло в данном контексте — это индивидуум, для которого заданные положение общественного договора не являются самоочевидными и не входят в область кооперативного примата, а достигаются исключительно конкурентными методами.

Быдло будет кричать в метро, не потому, что он не понимает создаваемых таким поведением неудобств окружающим людям. Просто для него ценность окружающих сравнима с нулем, а значит принудить его к нормальному поведению можно только конкурентной формой примата — наказанием. Как только до него доходит осознание общественных выгод от противоположной стратегии поведения — он перестает быть быдлом по отношению к крикам в метро.

Цель общества — воспитание индивидуумов таким образом, чтобы конкурентная форма примата вытеснялась кооперативной. Это позволит снизить издержки на поддержание стабилизирующего фактора и ведет к превентивному устранению нарушений общественного договора.

Share →

3 Responses to Методы обеспечения примата закона

  1. Есть такое понятие, как эволюционно стабильная стратегия в биологии.
    Так вот стратегия “простака” (всегда кооперируйся) не является стабильной, возникают так называемые “лгуны”. Это приводит к вымиранию всех простаков. Если все простаки умирают, то лгуны тоже умирают, так как не на ком больше паразитировать. Если добавить сюда “умных простаков”, которые умеет распознавать лгунов (узнал, что лгун, не кооперироваться с ним), то эта стратегия оказывается эволюционно стабильной, но даже при условии существования “умных простаков” численность и стратегия “лгунов” будет эволюционно стабильной (считай, что они всегда были, есть и будут).

    Ну да ладно, к чему это я.
    Проблема маловоспитанных людей (“быдла”), которые могут и в метро покричать иногда, в том, что они просто маловоспитаны, а не в том, что они принимают “конкурентную форму примата”. Гораздо большую опасность для стабильности общества и коллективного счастья представляют “умные лгуны” (пусть “суперзлодеи”).
    Цель общества – воспитание как можно большего числа/более “умных простаков” и предоставление им власти (что ли так все работает в Швеции?). Ну и как всегда здесь без гонки вооружений не обойтись. Как в фильмах и комиксах злодеи всегда в следующей серии становятся хитрее и сильнее.

    • bober_maniac says:

      У «быдла» нет проблемы с невоспитанностью. Это у остальных проблемы с невоспитанностью «быдла».

      Не читаете колонку Шабанова в Компьютерре?

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines