From the daily archives: "Thursday, February 23, 2012"

Сущность информационной войны заключается в том, что на вас сваливается набор противоречащих друг другу точек зрения, каждую из которых вы не можете проверить, а значит — не можете сделать правильный выбор.

Именно поэтому, обсуждать события становится бессмысленно — выбрав удобную для себя точку зрения, вы вольны придерживаться ее бесконечно долго, отрицая все «объективные» аргументы как возможно сфальсифицированные.

Впрочем, не стоит расстраиваться. Держите котеночка.

Котеночек

Тем менее удивительно, что люди, которые упрекают Дом–2 в том, что он делает из нормальных людей тупое безнравственное быдло, свои упрёки излагают в выражениях, свойственных именно этой категории граждан в духе «суки блять нахуй нашел бы лично бы заставил их кал жрать кости бы перемолол в мясорубке твари блять ебучие, втроем одну отпиздили — выебал бы их всех троих бейсбольной битой нахуй блять в анусы до кровавых фонтанов мрази ебаные блять выродки нахуй сжег бы сука на кострах и отъебал гриндерсом до самого аппендикса нахуй блять»..

Между тем, Дом–2 — это передача как раз для неё, и передача в этом смысле ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ. Дом–2 сразу ориентирован на низшие классы общества, его участники представляют только их и ничто другое. Это именно что «простые люди из народа».

В Доме–2 собраны строго низшие классы российского общества, люди из народа: необразованные, неинтеллигентные и недалёкие (хочу, чтобы дальше в сочетании «низшие классы вы не видели ничего оскорбительного и шовинистического, это простая констатация факта, давайте не будем озадачиваться сочинением более политкорректной формулировки). Об этом, разумеется, не сообщается открыто, но это подразумевается и подчеркивается чуть ли не каждую секунду эфирного времени. Достаточно того, что ничего не сообщается о профессиональной принадлежности участников. Дом–2 для этих людей — шаг наверх по социальной лестнице, невозможно представить на проекте инженера, талантливого певца или бизнесмена. В «Последнем герое» — возможно, и так оно и было. Писатель Сакин съездил, поучаствовал и вернулся писателем. Из Дома–2 выходят только «бывшие участники Дома–2». Неслучайно аж 8 из них после проекта занялись делами, которые принесли им проблемы с уголовным кодексом.

В Доме–2 предел мечтаний — превратиться из Шарикова в Ольгу Бузову. Мне кажется, это правильно. Во–первых, Бузова лучше, чем Шариков, во–вторых, пусть лучше Шариковы перерождаются в Бузовых, чем в начальников очистки (и вообще чего бы то ни было). Jedem das seine.

В этом смысле Дом–2 ДЕЙСТВИТЕЛЬНО образовательный проект. Прежде чем прочитать пункты ниже представьте, что перед Вами находится абитуриент «Республики ШКИД» — беспризорник с тремя классами образования, который нюхает клей и торгует героином возле детского садика. И вот он попадает на проект, Дом–2, а там происходит следующее:

1. В Доме–2 не курят.

2. В Доме–2 не пьянствуют, алкоголизм всячески осуждается.

3. В Доме–2 нет матершинников. Матерятся во время ссор, но не в бытовой речи. Это разумно: отучать низшие классы материться совсем — значит пересаживать людей не в свои сани. Людей поправили как надо: «ругайся, но только когда злишься». Понимающие люди оценят всю тонкость подобного издевательства.

4. В Доме–2 осуждается рукоприкладство, зачинщики серьёзных драк вылетают с проекта (во всяком случае такой сценарий автоматически рассматривается). Причём всё сделано опять правильно. Не «драться безнравственно», а «подерешься — вылетишь, денег не получишь».

5. В Доме–2 Мамочек, Янкелей и Дзе учат разговаривать друг с другом, как люди, и решать вопросы. Разумеется, поскольку речь идёт о низших классах, эти вопросы касаются ссор, сплетен и мелочных аспектов личных взаимоотношений, а сами участники проявляют себя людьми склочными, трусоватыми и туповатыми. Но низшие классы именно таковы и область их интересов именно такова — так что и тут создателям проекта нечего предъявить. Напротив, это правильный выбор тем и наиболее компромиссный формат общения для людей, выросших в бразильских фавелах и не способными стать даже средненькими футболистами.

6. В Доме–2 нет некрасивых людей, там принято следить за своим телом и внешним видом. Кому это кажется несущественным — попытайтесь вспомнить людей в метро десятилетней давности или персонажей подмосковных ПГТ.

7. В Доме–2 осуществляется, на всё том же низшем уровне, хоть какое–то планирование семьи и личных отношений «по–взрослому», с учетом интересов обеих сторон, с обсуждением, со здравым и в нужной степени циничным отношением к сексу. Даже склоки и ссоры в Доме–2 выглядят смешными утренниками для тех, кто знает, что такое РЕАЛЬНЫЕ семейные ссоры в простых советских провинциальных семьях. С вырванными клоками волос, отмудоханной женой (или мужем), пьяными воплями, ревущими детишками и усталыми участковыми, в десятый раз записывающими одни и те же показания. О «помириться в постели» речи нет в принципе. Если можно говорить о таком понятии, как «культура семейных скандалов» (а я думаю, что можно), то в Доме–2 она В РАЗЫ превышает общероссийскую.

Думаю, список можно было бы продолжать, но я предлагаю не продолжать. Теоретически создателям проекта вообще нечего оправдываться — шоу идёт 8 лет; учитывая реалии отечественного ТВ — это гордость отрасли. ЛЮДИ ЭТО СМОТРЯТ. Причем, как вы понимаете, смотрят не инженеры и банкиры, а всё больше охранники и офис–менеджеры. Удивляться тому, что подобные персонажи недостаточно куртуазно выражают свои мысли, а их устремления в жизни предельно просты — на мой взгляд нелепо. Во всяком случае желание заработать побольше денег (не умея делать ничего, что их приносит), жить с крутой тёлкой или мужиком, утвердиться в коллективе себе подобных, купить машину и съездить в Таиланд — это абсолютно нормальные человеческие мотивации. А разговоры про духовность и нравственность — мракобесие, обскурантизм и безумие. Низшим классам не надо быть духовными и нравственными. Низшим классам надо по–человечески выглядеть, прилежно работать, не пить, не материться через слово, не распускать руки, на базовом уровне знать что такое хорошо и что такое плохо, не лезть в большую политику, культуру и науку, и по возможности улыбаться. Иначе говоря, быть прилежными мещанами, а не разнузданными пролетариями. Дом–2 в этом помочь может. РПЦ, правительственные организации этической направленности и борцы за нравственность с бомбами в руках — не думаю.

Претензии к Дому–2, конечно, быть могут, но именно в рамках выстроенной парадигмы. Заставлять жителей республики ШКИД говорить на пяти языках и сечь в квантовой механике — утопия, а вот предложить подучить базовый английский — цэ дило.

Полагаю, именно поэтому я практически никогда не слышал интеллигентной критики Дома–2. Всё больше «тупое быдло блять мрази ебанутые бездуховные». Всё это напоминает нежелание беспризорников мыться под видом борьбы за личную свободу. Интеллигентный же человек, включив ТНТ, смотрит на неинтеллигентных и подсознательно РАДУЕТСЯ. Вроде бы и дураки дураками, и дуры дурами, а вон оно как: драться чуть что отучились, семью планируют, ведут чуть ли не парламентские дискуссии о том, должен ли Миша извиниться перед Машей, или наоборот. ПРОГРЕСС!

Чего злиться то? Вам что, показывают членов Российской Академии Наук, которые пукают и хуярят спирт в прямом эфире? Вовсе нет. Речь идёт о людях с лексиконом Эллочки–Людоедки и манерами Ромы Жигана, которых учат для начала хотя бы разговаривать по–человечески. Какая тут безнравственность? Тут САМА нравственность, нравственнее даже и придумать сложно.

Вынесено из комментариев. Чуть позже, найден и первоисточник.

PageLines