Вряд ли миллион обезьян за миллион лет смогут написать «Войну и мир». Куда вероятнее у них получится полное собрание сочинений Дарьи Донцовой. Хотя, вполне вероятно, что последнее событие уже произошло.

Если принять во внимание тот факт, что среднестатистический обыватель1 не отличается умом и сообразительностью. Не являясь специалистом ни в чем, он в принципе не способен различить два произвольных текста из всего текстуального2 поля, кроме как на уровне субъективных ощущений. Последние же в любом случае будут работать однозначно, в соответствии с обезьяньими рефлексами — принимая подтверждающее укрепившееся мировоззрение, становясь еще одним кирпичиком в крепостной стене личной парадигмы восприятия, и отторгая то, что в существующую систему ценностей укладываться не желает.

Если учесть еще и тот факт, что дешевый и доступный интернет и развитие блогинга3 дало возможность любому человеку, который умеет переключать раскладку на клавиатуре4 публиковать собственные тексты, то ситуация становится совсем безрадостная — текстуальное поле забивается словесной диареей людей5, мыслительная деятельность которых выражается исключительно нецензурными междометиями.

Бытует мнение, что при должной сноровке, можно сориентироваться в этом болоте ужаса и разложения, если вооружиться диалектическим законом перехода количество в качество, определенной усидчивостью и «бытовой логикой».

Увы, как не печально это признавать — существует ненулевая вероятность того, что мы уже сегодня навсегда потеряны для Истины. И эта вероятность куда выше, нежели возможность найти ее в растущей перед нами навозной куче мусорных текстов.

Существует мнение, что философия, перестав быть идеей одиночек, перешла к массам, и ввиду этого перестала двигаться рывками, подстегиваемая одаренными индивидуумами, а перешла к движению непрерывному. Массы, создавая текстуальное поле, короткими шагами приближают человеческую мысль к абстрактному Абсолюту, цели и смысл которого нам недоступны ввиду их физического отсутствия. Вроде как, все происходит само собой — знания появляются в текстуальном поле, доступные для интерпретации, способные стать опорой на подступах к вершинам интеллектуального пиршества, но…

Я не могу отделаться от ощущения, что современное текстуальное поле устроено по принципу детерминированного хаоса, и любое случайное возмущение на каждом этапе способно настолько радикально развернуть всю систему взглядов и ценностей, что о каком-либо приближении к какой угодно абстрактной Истине не может быть и речи. Более того — любой текст, попав в современное текстуальное поле, уводит систему в крутое пике радикальных заблуждений.

Сейчас это особенно хорошо просматривается на фоне предвыборной истерии. Текстуальное поле полнится всевозможными теориями, которые, если присмотреться, охватывает все вероятностное поле возможных исходов. Естественно, что при таком построении системы хотя бы один прогноз просто обязан полностью сбыться, причем крайне сомнительно, что этот факт является следствием глубоких аналитических способностей автора, его породившего. Если в компании больше 30 человек — вероятность того, что у двоих совпадут дни рождения гораздо выше вероятности того, что все они родились в разные дни, и такое положение вещей — вовсе не заслуга родителей этих людей, которые предвидели возможность создания именно такой компании и строили свои жизни так, чтобы именно у этих людей совпали дни рождения. Простой закон больших чисел.

Подобное мы можем видеть во всех сферах человеческой жизнедеятельности.

Сама по себе идея не нова. Нассим Таллеб, например, пишет об этом применительно к финансовым рынкам, хотя намекает на возможность экстраполяции теории на другие области. В действительности, проще перечислить те места, в которых эта идея не имеет такой всеохватывающей власти.

С другой стороны, стоит понимать, что невозможно писать аналитику, если у тебя нет информации для анализа. А если учесть, что те источники, которые дают полное и исчерпывающее описание тех явлений, что могут быть нам интересны либо труднодоступны, либо вовсе не существуют, то совершенно не удивительно, что мы попадаем в известную ситуацию „shit in — shit out“, и получить в результате что-либо хоть сколь-нибудь близкое к реальности можем только по чистой случайности. Подавляющее большинство же даже не пытается анализировать поступающую информацию — в лучших традициях Чудинова и прочих псевдолингвистов, они считают первое пришедшее им в голову объяснение истиным в силу того, что оно очевидно проистекает из существующей у них картины мировосприятия. И каждый новый текст, созданный таким образом, расшатывает и без того гнилые корни древа познания.

Сегодня уже большинство знаний не доступны обывателю без специальной подготовки. Политические методы, экономические выкладки, инженерные расчеты, психологические теории и социологические закономерности уже давно стали сложными и неочевидными. Тем не менее, это нисколько не мешает одним делать всеобъемлющие выводы, пользуясь «бытовой логикой», а другим — принимать эти выводы за чистую монету и строить на них собственные рассуждения.

В результате хаотических мыслей, действий и событий, властителями дум становятся не истинные интеллектуалы, а порожденные текстуальным хаосом личности обыйденные. Даже убедительность речи становится не важна — нужно лишь оказаться в нужном месте в нужное время, чтобы волна подхватила тебя и вынесла на вершину горы. Если тебе повезет — ты встанешь на вершину, не повезет — утонешь. Твои способности ничего не решают более, как бы это не было печально.

Непризнанные гении могут уже сегодня начать рыдать горючими слезами, ибо сегодня — лучшее время для того, чтобы им действительно являться. Сегодня можно совершить прорыв и остаться незамеченным среди гор грязи и шлака. Сегодня торжествует Хаксли, время от времени всплывающий в сознании с идеей нейтрализации информации шумом. Он смеется — его мысль предвосхитила современный мир.

Хотя, возможно, он просто был одним из тех, кого подхватила волна.


1. К которому себя мы, конечно же, не относим. Известный парадокс — в среднем по любой статистической группе уровень, прогнозируемый на уровне опросов, будет показывать величины выше среднего. Как в том анекдоте, когда одни мерили, а другие спрашивали.

2. Честно говоря, я не уверен, что такое слово существует в русском языке. Но говорить «текстовое поле» нельзя, так как за этим определением уже прочно закрепилось понятие из веб-дизайна. Текстуальное поле — это множество всех текстов, созданных авторами.

3. Только с одной «г», только хардкор!

4. Впрочем, это уже становится необязательным — русскоязычные домены скоро вообще избавят нас от необходимости хоть что-то понимать в английских буквах.

5. Вроде вашего покорного слуги.

Share →

11 Responses to Поле

  1. PrivateJoker says:

    “Не являясь специалистом ни в чем”

    Да счас все специалисты, на самом-то деле

    • bober_maniac says:

      Чуть подробнее, если можно.

      • PrivateJoker says:

        ну, учитывая нашу политику образования, и учитывая просто всю подоплеку современного информационного общества – быть специалистом очень котируемо, потому каждый стремится к этому, и не важно в чем, кто-то там специалист в голубых кошаках, кто-то в понях, специалистом межподростковых отношений небогатых районов средней полосы россии, главное быть в чем-то специалистом – и ты становишься крутым. Главное что ты становишься специалистом

        • bober_maniac says:

          Допускаю такую мысль. Но, как ты понимаешь, тот факт, что ты специалист по голубым китам, не делает твои мысли относительно зеленых попугаев более ценными.

          Я, например, программист по профессии. Не самый плохой. А пишу… как видишь, пишу вообще «не по специальности».

          Я подозреваю, что я не один такой. Более того, мне почему-то кажется, что именно такой образ жизни является наиболее типичным для сетевого обитателя. Писать о том, в чем ты действительно специалист, довольно скучно, а вот «бытовая философия» — стильно, модно, молодежно.

          • PrivateJoker says:

            ну как, я бы не сказал, что большинству так нравится не по “специальности” своей говорить, тут просто этот вал мнений, когда свое мнение нужно высказать всегда, это вот обезьянье довольно “докажу что я круче” совмещенное с генерейшн оф индифферентизм, вскормленный медиями, когда по шаблону сожалеют над смертью хоккеистов, заступаются за бедных негров, энд соу он и моментально забывают. Шаблоны такие вот, информационные, как в политике, где даже если похуй – нужно выказать соболезнования, все это перешло в интернет. А “бытовая философия” популярна в этом вале мнений по той причине, что она простая, больше всего соответствует этому европейскому рационализму, вписывающемуся в бинарные оппозиции. Вся эта видимая мудрость, которая несмотря на названием “бытовой”, крайне расходится с понятие “практического интеллекта”, а скорее описывается как обычные “фразеологизмы”

  2. Азат says:

    >текстуальное поле
    Языковой корпус, не?

    • bober_maniac says:

      Что?

      • Азат says:

        То, что ты называешь текстуальным полем, называется лингвистическим корпусом. Однако термин туманный донельзя.

        • bober_maniac says:

          Если ты об этом, то, насколько я могу судить, термин все-таки описывает явление несколько другого порядка.

          В частности, непонятно, используется ли там значение слова «текст» в значении «авторское литературное произведение, опубликованное в письменной форме», или все-таки трактовка более широка.

          • Азат says:

            В корпус включаются оригинальные (непереводные) произведения художественной литературы (проза и драматургия, в дальнейшем также поэзия), имеющие культурную значимость, а также представляющие интерес с точки зрения языка. Но Национальный корпус ни в коей мере не является только корпусом языка художественной литературы.

            Что такое Корпус? Национальный корпус русского языка

            Так что, если придираться, то не совсем одинаковые термины. Ты про множество всех художественных произведений, они про множество словоупотреблений.

            • bober_maniac says:

              Я посмотрю подробнее, пока не могу ничего вразумителного сказать.

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines