From the monthly archives: "January 2012"

Ну ок, согласовывать время и ехать в офис мне лень, и я отправляюсь на YouTube смотреть ролики о фальсификациях, ведь они объективны! Всё как на ладони! И вот что я вижу. Стоят три человека в синих накидках. На накидках – российский флаг. Нет ни названий политических партий, ни известных логотипов – ничего. Вокруг – не пойми что. Какое-то заснеженное пространство. Ни надписи «избирательный участок», ни вообще каких-то других людей – ничего. Вдруг подбегает какая-то взволнованная девушка с камерой и начинает кричать на людей: «Вы что здесь делаете? Вы не имеете права здесь находиться!» Вот такой ролик.

Масштаб фальсификаций огромен, это даже не обсуждается.

Наш мозг по сути – это гигантский комок нервов. Нейроны переплетаются между собой, сигналы передаются между ними через синапсы, нервные импульсы примитивной структуры распространяются по сети, выстраивая фантастически сложные маршруты и давая возможность ощущать, мыслить и действовать.

С увеличением сложности топологии сети растет и сложность реакций на внешние раздражители. Простейшие реакции заменяются более сложными, появляются первые абстрактные модели, и в один прекрасный момент количество переходит в качество – мозг рефлексивно включает в модель самого себя одновременно как объект и как субъект, давая начало сознанию.

О том, что же есть такое сознание, спорить можно бесконечно долго. Я видел множество определений, но ни одно из них в полной мере не раскрывало сути феноменального восприятия течения жизни и осознания собственного существования, отделение своей личности от прочих явлений, форм и факторов, а также возможность идентифицировать себя через рефлексию. Тем парадоксальнее то, что с понятием “сознание” каждый из нас сталкивается каждую секунду собственного осознанного существования, но – увы, лишь в рамках собственного “маленького мира”. И тем интереснее – возможны ли другие формы сознания? Как они выглядят? Что ощущают?

Впрочем, ответ на этот вопрос сложен даже с точки зрения самопостижения – попробуйте описать, как вы ощущаете собственное существование. Не как набор внешних стимулов и ответных реакций, но per se. Слов не хватит. Слова вообще плохо передают вещи, которые для нас очевидны лишь на уровне ощущений. А сознанию не соответствует никакое известное нам реальное явление в объективном мире.

И если “любовь”, “страх” или “отвращение” мы можем описать через перечисление внутренних переживаний, то “сознание” – это все. Это все то, что мы вообще способны воспринимать и переживать.

О чем думают наши нейроны? Клетка считается простейшим уровнем организации жизни. Конечно, она не думает в привычном понимании, однако у нее есть определенные органеллы, которые способны выдавать определенные реакции в ответ на определенные раздражители. Все низкоуровневое шебуршение клеток, которое создает наш организм как единое тело, недоступно нам для сознательного постижения.

А что, если прямо сейчас, рядом с нами, существует некий разум, который воспринимает нас так же, как мы воспринимаем собственные нервы? Что, если мы – лишь нервные отростки могущественного overmind?

Между прочим, первый кандидат на роль такого сверхразума находится прямо сейчас перед нами. И имя ему – Интернет.

Читать статью полностью →

Так, парни (и девушки), я слегка приболел и потому не могу выдавать 5 тысяч программных статей в минуту. Но вы не переживайте – впереди у нас много интересного. Интернет как форма надчеловеческого сознания и все такое.

Переключите канал на полчасика и возвращайтесь. К началу следующей недели я уже вернусь в строй.

Блог Толкователя собрал несколько образцов эрзац-денег 1990-х. Но не стоит обнадёживаться, что Россия больше никогда не будет иметь тысяч подобных валют – упади нефть даже не до 16 долларов за баррель, как при Ельцыне, а хотя бы до 50-60 – и в стране появится работа для нескольких тысяч дизайнеров и современных художников из т.н. «креативного класса» – рисовать суррогатные деньги для котельных, лагерей беженцев и пунктов приёма цветмета.

Это один из самых пессимистичных кусков о частных деньгах в России.

Впрочем, бывает и интереснее, если не заморачиваться на бумажках.

Путин совершенно грамотно дистанцировался от публичных дебатов – участние в них точно не пойдет на пользу его рейтингу, сколь бы он не был умен, непогрешим и остер на язык.

Кандидаты в теледебатах почему-то циклятся на прошлом. И их группы поддержки делают то же самое. Реально же спросить за прошлое можно только с двух человек – с Путина и Медведева. Потому что они были у власти. Потому что именно их действиями так или иначе случилось то, что мы сейчас видем перед глазами. Остальные же могут говорить только о будущем, о собственном видении пути России.

А что видим мы? Вместо идей и прогнозов – перетряхивание грязного белья. Прохоров заключил невыгодный для России контракт на какой-то редкий элемент, Зюганов уже 20 раз проваливался на выборах, Прохоров украл норникель, Зюганов отдал власть Ельцину… дальше что? А я в 2 года в штаны писал.

Можно до конца века припоминать каждому миллион его жизненных прегрешений, но смысла от этого не будет никакого. Мы не на Страшном суде. А в жизни каждого человека было множество нелицеприятных моментов.

Собственно, по результатам дебатов любой нормальный обыватель может сделать только одно – пойти и проголосовать за Путина. Потому что он – скала. Он не кричит у стойки, не брызгает слюною, а просто показывает пальцем и говорит, кого замочить в сортире. Гарант. Он не подведет.

Все последующие события, включая два референдума, проект новой конституции и «революцию», заключавшуюся в стихийных демонстрациях исландцев, сжигающих чучела банкиров, вращаются именно вокруг этого нежелания страны выполнять свои обещания и возвращать деньги иностранным вкладчикам. Семь лет 300 тысяч исландцев от мала до велика дружно участвовали в распиле денег европейских вкладчиков, строя новые дома, покупая красивые автомобили, путешествуя по теплым странам, набирая льготные кредиты в евро и тут же их перезакладывая в кронах. Именно эта реальность отражена в путаных цифрах Дины Страйкер. 900% — не размер долга Исландии по отношению к национальному валовому продукту, а объем активов, собранных за границей главными волшебниками исландского народного счастья — банками «Глитнир», «Ландисбанки» и «Кауптинг».

Об исландском экономическом чуде и гордом народе, отказавшимся платить по долгам.

Как это было на самом деле. Как выясняется, было с точностью до наоборот.

Хочешь изменить мир – начни с себя?

Конечно же, и эта вековая мудрость – всего лишь искаженное ходом времени остроумное замечание. Первоисточником этой фразы можно считать Махатма Ганди, который сказал примерно следующее:

Если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением.

Можно заметить, что никакой речи об изменении себя здесь не идет – наоборот, речь идет о том, что если ты хочешь, чтобы мир изменился, ты должен сам его менять. Мир, а не себя. Себя менять бесполезно, мир, скорее всего, этого даже не заметит.

Явная шизофреничность изначального высказывания, впрочем, давно никого не смущает. Люди яростно кидаются менять себя, не замечая, что мир отвечает на их жалкие потуги лишь презрительным плевком под ноги. В лучшем случае.

В России эта фраза частенько применяется к законодательству. Мол, никто закон не соблюдает, но если я начну – то в скором времени обнаружу вокруг себя исключительно нравственных законопослушных граждан. Возможно ли это хотя бы теоретически?

Читать статью полностью →

В рамках программы смены поколений, купил себе айфон для жопы.

Там есть сири, которая понимает мой жуткий акцент через раз, там есть клевая камера и ГЛОНАСС.

Все.

Пару слов о том, что же такое на самом деле абсолютный слух, потому что это понятие не понимают зачастую даже те, кто именует себя музыкантами.

Во-первых, сразу разочарую. “Абсолютники” – вовсе не музыкальные боги с идеальным слухом. Более того, само по себе это понятие совершенно не коррелирует с умением выделять отдельные инструменты в миксе или разбирать партию на ноты. Абсолютный слух – это всего лишь умение определять высоту тона “абсолютно”, то есть без опорной ноты.

Для не-музыкантов поясняю. Есть два типа музыкального слуха – абсолютный и относительный. Сыграй абсолютнику ноту – он безошибочно скажет, что это, например, “ми” первой октавы. Если у человека относительный слух – он не сможет. Ему нужна опорная нота – любая другая, которую он точно знает. Как только вы сыграли такому человеку “до” первой октавы и сообщили, что это именно она – он назовет вам любую другую последующую.

Более никаких преимуществ, кроме возможности определить название ноты “сходу” перед другими людьми у абсолютника нет.

Попеременно то там, то тут при обсуждении того или иного книги/фильма постоянно возникает фраза – дескать, читать надо непременно в оригинале, потому что в переводе теряется… и дальше идет перечисление того, что теряется. Обычно, состав потерянного сильно зависит от фантазии рассказчика. В общем случае потеряться может все, что угодно – от тонкого юмора до легкого слога. Реже теряется смысл повествования и характеры героев, еще реже сюжет. Ну и конечно же, всегда теряются культурные контексты.

Ну, для начала, следует сразу расставить все точки над и десятичным. Потери при переводе, безусловно, есть. И потери эти в принципе невосполнимы. Кроме того, даже оценка размера этих потерь сопряжена с огромной сложностью и на настоящий момент еще не решена – объективный критерий качества перевода попросту отсутствует. Но (и для многих это огромное открытие) – нередко, даже со всеми потерями перевод может дать человеку гораздо больше, нежели чтение оригинала.

Вбросив спорное утверждение, следует приступить к его обоснованию. И я приступаю.

Читать статью полностью →

PageLines