В голове каждого из нас – целый мир, который подобен тому, что мы считаем объективным. Нет, конечно же мы считаем объективным и тот мир, что прячется в извилинах нашего мозга, но миру наплевать на то, что мы считаем.

Сложность отраженного мира в сознании даже самого примитивного обывателя поражает воображение. Никогда не получится хотя бы перечислить все те связи, которые обрекают человека на постановку вопросов, на которые он сам не может ответить. Он пытается призвать к ответу мир, но миру наплевать на глупые вопросы.

Мы строим в голове модели и пытаемся заставить мир существовать по тем законам, что мы считаем объективными. В каждом нашем жесте, в каждом движении, в каждом жесте мы говорим ему – “подчинись! Я твой хозяин!” Мы раздуваемся от собственной важности, играем мускулами и пытаемся подчинить себе мир, заставив повиноваться нашей воли. Но миру наплевать на наши желания – он существует сам по себе, постоянно рождая и пожирая мыслителей, считающих, будто способны постичь непознаваемое.

“Б-г умер!” – сказал Ницше. “Ницше умер!” – сказал Б-г. Время показало, что прав оказался только второй.

Самое страшное, что может случиться с человеком, который желает постичь этот мир во всей его многогранной полноте – он может увязнуть в пучине иллюзии понимания. Он может выбрать одну дорогу и всю жизнь пытаться дойти до ее конца, не понимая, что тем самым он, стремясь к полноте знаний, от их полноты отказывается. Ему кажется, будто Истина существует, она одна, внутренне непротиворечива и ее можно найти… ха! Не слишком ли много допущений для смертного существа?

Мы хотим слишком многого. Мы – плоть от плоти произвол этого мира, желание его заключить самого в клетку детерминированности, создать вокруг себя некий Закон, которому повиноваться, ибо только Закон способен создать разум, смысл жизни которого – искать причину, его породившую. Маленький островок вероятностей в бескрайнем море небытия – кто в здравом уме вообще обратит на нас внимание?

Наш образ мысли определен задолго до момента осознания самой способности мыслить. Большая часть побудительных импульсов – не более чем реализация способа существования белковых тел, а вторая часть – стохастические комбинации нейронов. Даже мысли – и те лишь утверждаются той частью сознания, которая называется Эго, зарождаясь где-то в темных глубинах переплетенных синапсов. Эго – большой начальник, что не читая подписывает все принесенные ему бумаги, считая, будто бы тем самым принимает важные решения. Формально, конечно же он прав. Фактически…

Да, я пожалуй могу согласиться с тем, что, даже когда наездник управляет лошадью, в конечном счете дорогу выбирает именно лошадь. И да, лошадь может взбунтоваться и понести. Но будет ли от этого легче кому-нибудь из этой пары?

Впрочем, миру и на это глубоко наплевать. Он просто есть. А мы есть лишь в краткий миг его бытия.

Это первый пост из категории “Пластиковые окна”. В этой категории в дальнейшем будут появляться посты, которые имеют большую литературную, нежели интеллектуальную ценность.
Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines