Акт первый. Информация – не товар.

Акт второй. Лицензирование – не покупка.

Акт третий. Цифровой коммунизм – не панацея. Именно об этом и пойдет речь сегодня.

Давайте представим себе на секунду, что вечная битва Бобра с Ослом наконец завершилась полной и безоговорочной победой антикопирастов. Право на распространение информации признано фундаментальным и включено в Декларацию прав человека, торренты выбираются из подворотни и становятся основным средством дистрибуции контента. Чем это грозит нам, простым обывателям?

Естетственно, сначала будет эйфория, быстро сменяющаяся тяжелым отходняком, который, вполне возможно, завершится смертью области производства информационного контента.

Я не берусь рассуждать за все области, но есть две, которые мне особенно близки – это программирование и музыка, потому что я задействован в них обоих с той стороны баррикад, которую нормальные люди называют проклятыми копирастами и подвергают всяческим проклятьям, хотя результатами моего труда пользуются. Я производитель информационного контента. С другой стороны, я же являюсь и потребителем, и, таким образом, обязан выработать у себя такую точку зрения, которая бы не разрывала мой мозг от внутренней противоречивости. Идея о том, что все, у кого я ворую – суть плохие, а те, кто воруют у меня – еще хуже, даже не рассматривается ввиду своей явной фимозгности.

Впрочем, я сомневаюсь, что мое мировоззрение представляет интерес для кого-то, кроме меня самого, а потому я постараюсь больше не сходить с основной темы. Просто жизненно необходимо, чтобы все вы понимали мое место в этом мире, чтобы понять, какие факторы влияют на то, что я пишу.

Тезисы я буду озвучивать применительно к музыкальной сфере, но они с легкостью переносятся на любую другую. Музыку я выбираю с одной стороны в соответствии с аксиомой выбора, а с другой – потому что именно у нее в современном мире максимальный охват аудитории.

Бытует мнение, что если тезис information must be free наконец претворят в жизнь, то всем станет жить проще. Проклятые коммерческие продвигатели шлака немедленно испарятся в небытие, оставив миру исключительно Алмазов Неограненных – талантливых исполнителей, которые были задавлены монстрами медиа-рынка и погребены в самом низу пирамиды потребления наших с вами денег.

Совершенно очевидным является тот факт, что люди, которые занимаются творчеством ради самореализации, продолжат заниматься им даже при разрушении современной модели продаж. Потому что первично для них – это творчество, а деньги вторичны. С этим никто даже не пытается спорить. Однако, почему-то из этого тезиса делается странный вывод – будто бы все ваши любимые исполнители продолжат вас радовать своими альбомами совершенно бесплатно, потому что им до смерти хочется порадовать вас. Никому не приходит в голову, что их любимое Солнышко Музыкальной Сцены – на самом деле проклятый коммерсант, которому от вас нужны в первую очередь деньги.

Более того – как раз в авангарде эстрады идут те люди, для которых прибыли первичны. Они делают массовую музыку – ту, которая нужна людям, которую они ожидают услышать. Понятную им. Она может быть простой, как в случае с Rammstein или сложной, как в случае с Muse, но разницы это кардинально не меняет.

Естественно, что все любители такой музыки (а их абсолютное большинство) после таких событий пострадают, так как лишатся того продукта, который привыкли потреблять.

Что останется? Останется “подстилка” – самопал, DIY, home-made, называйте как хотите. Те люди, которые творят для души, для самовыражения, для себя и своего слушателя. Их музыка не пропитана коммерческим налетом. Она может быть качественной, я не спорю, и нередко среди подвально-гаражных групп находятся настоящие самородки, которым не стыдно было бы встать рядом с метрами современной эстрады, но…

Мало кто задумывается, что такое “качество” в современной музыке и за счет чего оно достигается. А достигается оно деньгами. Конечно, качество постоянно дешевеет и становится все доступнее, но тем не менее корреляция между затраченной на производство альбома суммой и качеству полученного продукта пока что прямо пропорциональная. Я, конечно, ничего не возьмусь сказать о музыкальной составляющей, то есть о качестве непосредственно сочиненного материала, так как объективных критериев здесь попросту не существует1, но о технической, которую можно оценить как точными приборами, так и собственными ушами, можно поговорить спокойно.

И тут внезапно выясняется, что запись альбома стоит неиллюзорных денег, которых музыканту в общем случае взять неоткуда. Потому что концертами он отбивает еду, ипотеку и новые струны, а вовсе не майбахи и суперджеты. А модель пожертвований даже для известных и очень неплохих музыкантов почему-то не работает. И не просто какое-то там “не работает”, а “вообще не работает”.

Конечно, я верю, что для кого-то там Калугин – не авторитет, а Чистяков – вообще непонятный пенис с непонятного бугра, а зайки Радиохед уже все давно опробовали и у них получилось. Так вот – зайки Радиохед были во-первых одними из пионеров, во-вторых выехали на антикопирайтной истерии, а в-третьих – все последующие альбомы продавали сугубо по классической модели. Наверное, потому что почуяли – денег тут нет.

А где они есть?

А вот туда, где они есть, и уйдут музыканты, в случае, если основной вид деятельности перестанет приносить доход. Альбомы будут писаться как своеобразные “промо” – в них будет 1-2 знаковые композиции и приглашение прийти на концерт. Это в лучшем случае. В худшем – вы будете слушать снятое с режиссерского пульта концертное звучание, кое-как сведенное на студии, чтобы хоть что-то можно было разобрать. В самом худшем – смотреть ролики с мобильников на Ютубе, где правое оранжевое пятно – это вокалист, а остальные пятна – дефекты оптики и слепящий лазер. А потом и концерты прекратятся – потому что “квартирник” и “приват” куда дороже, а геморроя с ним – гораздо меньше.

Следует понимать, что несмотря на иллюзорность понятия “невидимая рука рынка”, она, так или иначе, способна отсеять 99% полного и бесповоротного шлака, оставив слушателя перед выбором из оставшегося 1%. Конечно, в нем тоже иногда попадается случайно попавший туда компост, но отфильтровать два десятка не нравящихся лично тебе групп – это совершенно не то же самое, что выбирать из миллиона треков те 100, которые можно слушать без рвотных позывов.

Конечно, краудсорсинг нас спасет – появятся сайты, на которых из гор навоза будут отбираться достойные вещи. Множество людей пока еще готово трудиться бесплатно и делиться результатами своего труда. Однако, как показывает практика – действительно разбирающиеся люди имеют склонность склоняться к действительно хорошим группам, которые массовому слушателю будут непонятны.

С другой стороны, уже сейчас в мире существует столько контента, что даже если человек начнет в раннем детстве слушать музыку, читать книги и смотреть фильмы – он все равно до самой смерти не сможет все пересмотреть, перечитать и переслушать. И, даже погибнув, отрасль не оставит нас без наших любимых книжечек, хотя, конечно, подсократит число новинок.

Впрочем, наверное, не все так плохо. В конце концов, рынок щупает. И он нащупает выход из положения. Нам же остается только наблюдать за реальностью, меняющейся на наших глазах.


1. Конечно, можно исследовать новизну музыкальных ходов, сложность и небанальность переходов, тональные схемы, аранжировки, композицию, но все это не имеет совершенно никакого смысла – для массового слушателя примитивнейшая куплетно-припевная песенная схема в разы милее, нежели всевозможные экзорцизмы с субдоминантой параллельного мажора.

Share →

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines