Человека в мире, если смотреть в максимально широком масштабе, больше всего волнуют две основные проблемы – проблема восприятия мира и проблема репрезентации собственной личности. Первая – это попытка осмыслить окружающей действительности и постичь те закономерности, которые в ней властвуют, а второе – попытка показать себя миру во всей своей многогранной полноте. Оба этих процесса закольцованы, будто мифический Уроборос, выражая универсальную формулу – “бытие определяет сознание, сознание определяет бытие”.

В ходе этих процессов, естественно, постоянно совершаются ошибки, многие из которых я здесь уже описывал. Одна из таких ошибок, до которой у меня пока не доходили руки – проблема самоидентификации личности или, как я ее называю, проблема отождествления со следами.

Естественно, следует для начала определить предмет разговора, чтобы не попасть в терминологический ад. Следом личности я называю любой знак, который в процессе внешней интерпретации обретает с ней непосредственную связь. Если перевести определение на русский язык, то получится, что след – это все, что личность делает in public, и как следствие – то, что воспринимается как связанное с ее деятельностью. Причем, следует понимать, что речь идет именно о внешней интерпретации, так как интерпретируя собственные действия с помощью рефлексии, мы невольно наслаиваем дополнительные связи на явления, известные нам одним, и таким образом замутняем внешнюю семантику знака, подменяя ее внутренним восприятием.

Естественно, совершенно не важно, является ли след результатом нашей деятельности, или только кажется таковым. С одной стороны, в мире, где господствует детерменированный хаос, предсказать все последствия своих действий едва ли представляется возможным, и любой процесс в мире может косвенно зависеть от любого нашего побуждения – в мире этот эффект известен под названием эффекта бабочки. С другой стороны, мир, каким мы его воспринимаем, есть наше представление о мире, и то, что приписывается нам, становится нашим, вне зависимости от нашего в этом участия, и, более того – от нашего желания.

Репрезентация личности происходит в любой момент – любое наше действие так или иначе открывает сторонним людям все новые и новые грани нас самих. Однако, в нашем восприятии все выглядит совершенно иначе – мы представляем репрезентацию как дискретную последовательность оставленных нами следов.

Попробуйте ответить для себя на вопрос “кто я”? Единственный ответ, который личность способна дать самой себе, если стремится избежать ошибки и раскрыть предмет максимально подробно, это ответ “я есть я1. Сознание, способное задействовать рефлексию, отвечает на этот вопрос просто осознавая факт собственного существования одновременно во всей полноте и многогранности самой себя. Только я сам могу понять, кто есть я – для любого другого человека я буду лишь моделью, бездушным болванчиком, управляемым более-менее сложной программой.

Поэтому мы приходим к другому способу ответа на вопрос “кто я” для внешнего наблюдателя, который называется репрезентацией через следы. Образно его можно представить с помощью простой метафоры. Вы идете по снегу, оставляя на нем глубокие следы и встречаете на своем пути человека. Он спрашивает вас: “кто вы”? Вы отвечаете: “я тот, кто оставил эти следы”. Фактически, вы описываете свой жизненный путь, свой образ мысли, свои достижения – все то, по чему в этом мире можно найти вас. В том числе и свое творчество, потому что оно лучше всего характеризует человека, позволяя заглянуть в те грани личности, которые, возможно, никогда бы не раскрылись в прочих дейсвтяих.

Однако, этот путь чреват ошибкой отождествления со следом. Тогда, в ответ на вопрос “кто вы” вы говорите: “я – это мои следы”. Это выглядело бы очень смешно, если бы проявления такого подхода не настигали нас повсюду, когда мы сталкиваемся с интерпретацией и критикой творчества других людей.

Вот, есть человек. Человек написал стихотворение. Ну, написал и написал – я тоже много чего пишу, это во всяком случае не вредно. Но человек выкладывает свое произведение в открытый доступ и ждет критики. Он критику получает – и критика негативна. Немедленно, человек обрушивается на критикующего, выбрасывая всевозможные аргументы, начиная от “сперва добейся” и заканчивая “мне вас жаль”.

Почему? Что вызывает такой негатив?

Это и есть проявление отождествления со следом. Вследствие ошибки репрезентации, мы начинаем считать то, что нас характеризует самими собой, то есть подменяем внутреннюю, изначально рефлексивную самоидентификацию, выраженную в тождестве “я есть я” внешней, предназначенной для людей, которые не способны постичь нас a priori. Таким образом, мы начинаем считать собственные следы частью себя, а зачастую и вовсе – самим собой. И соответственно, критика творчества воспринимается нами как критика личности. Мы отторгаем критику так же, как отторгаем оскорбления в свой адрес, поскольку их восприятие самим фактом существования угрожает личности распадом.

Вторая форма проблемы, связанная с восприятием критики в свой адрес, является следствием проявления идентификации через ролевую модель.

Рефлексивная самоидентификация, несмотря на простоту, довольно тяжело дается человеку. Простое тождество “я есть я” – наверное, оно кажется слишком примитивным, слишком слабым для такой разносторонней личности, которой многие себя мнят. “Я – генеральный директор”, “я – отец двух сыновей”, “я – примерный ученик”, “я – неплохой поэт” – это лишь часть тех форм, которыми люди пытаются воспринимать самих себя. Изначально накладывая на себя ролевые модели, мы пытаемся им соответствовать, а главное – получать от внешней среды стимулы, подтверждающие такое соответствие. Человек, идентифицирующий себя в качестве “неплохого поэта” будет бросаться на любого критика, который посмел сказать плохое слово о его стихах просто в силу того, что подобные стимулы разрушают его внутреннюю целостность личности, так как ставят под сомнение правомочность применения соответствующей ролевой модели.

Аналогично, можно рассмотреть проблемы, связанные со знаниями и мнениями и восприятием их как собственности – сильных различий не будет. Как и здесь – все это не более, чем ошибка самоидентификации, отождествления себя с собственными знаниями. Ставишь знание под сомнения – пытаешься разрушить личность.

Просто приняв себя как данность, человек избавился бы от множества проблем в психике, связанной с неудачными ролевыми моделями и потерей самоидентификации.

Увы, пока что это остается лишь несбыточной мечтой.


1. Юнг называл состояние обретения рефлексивной самоидентификации обретением самости.

Share →

7 Responses to Творчество и репрезентация

  1. прохожий says:

    Перестанте кормить тролей на хабре)
    С вашими комментариями практически везде согласен, кроме места их публикации. Не тратте своё время на хаброкомментирование дизайна, его там нет.

    • Peretyaka says:

      Кто кого там кормит – это вопрос :)

      • bober_maniac says:

        Я никого не кормлю, что вы. Я несъедобный – во мне слишком много мышьяка, селена и полония.

  2. Peretyaka says:

    Россыпь терминов говорит о каком-то источнике или даже образовании?

    “Просто приняв себя как данность, человек избавился бы от множества проблем в психике, связанной с неудачными ролевыми моделями и потерей самоидентификации.”
    Это утверждение откуда?

    Вообще есть такая штука, называется признание. А добиться признания может только продукт деятельности. Этим продуктом может служить как картина, так и модельная внешность или умение травить байки в компании.

    Так что ассоциировать себя с продуктом – это вполне нормально. И необходимо.

    Кстати, признание – это один из основных мотиваторов и двигатель прогресса.

    В общем, на мой взгляд, рассуждения правильные, а выводы ложные.

    Если говорить об острой реакции на критику, то основная причина в том, что мы подсознательно боремся за более высокое место в иерархии группы и критика, тем более в лоб, без завуалированных извинений, которые обычно называют “в мягкой форме”, подразумевает более высокий статус критикующего с чем не всегда согласен раскритикованный субъект :) Отсюда и “сначала добейтесь”.

    Что с этим делать?
    Учить человека совсем не реагировать на критику нельзя, при наезде, мы должны испытывать соответствующие эмоции. Потому, нужно лишь учится правильно оценивать критику, если она несет нейтральный характер, то не стоит воспринимать это как оскорбление.

    Я лично не пытаюсь учить каждого воспринимать нейтральную критику, а просто преподношу все “в мягкой форме” :)

    • bober_maniac says:

      Судя по вашим положениям, вы мыслите слишком в рамках рыночной экономики.

      Во-первых, непонятно совершенно приплетение необходимости некого “продукта”, и даже, более того, ассоциации себя с этим “продуктом”. Мне лично кажется ужасным ассоциировать себя с произведенной собой табуреткой – на меня каждый день, простите, жопой садятся, жизнь моя от этого слаще не становится. Принимать как данность ряд процессов – например признание через достижение (не продукт!) – да, следует, здесь я согласен. Но именно принимать их, а не соглашаться с ними.

      У современного общества много ложных ориентиров – богатство как мерило успеха, авторитетность как мерило знаний. Бороться с этим невозможно – социальный слом сам произойдет со временем, или не произойдет никогда.

      И, да, модельная внешность и умение травить байки – это не продукты, просто по той же причине, по которой моя рука продуктом не является – они неточуждаемы.

      • Peretyaka says:

        Ассоциация с «продуктом» не значит стать этим продуктом.

        “богатство как мерило успеха”
        Ложное впечатление, просто, как правило успех в чем-либо влечет за собой и финансовую состоятельность.

        “признание через достижение (не продукт!)”
        Признание через достижение продуктА. Да.

        “авторитетность как мерило знаний”
        Что такое авторитетность? Что должно быть мерилом знаний? Независимые тесты? Красный диплом? Или список работ?

        “моя рука продуктом не является – они неточуждаемы”
        Можно поспорить :)

        Ну и кстати, если бы меня поставили перед выбором: удалить все мои проекты и работы в электронном мире или отрубить руку, я бы как минимум задумался.

        Так что получается? Хвастаться накаченной рукой можно без опаски – это мое личное достижение и ее нельзя критиковать, а картина сама по себе и ее можно назвать говном? Мне кажется это одно и то же.

        • bober_maniac says:

          Что и как измерять – это тема отдельного разговора, пожалуй, я возьму ее в разработку и в скором времени напишу подробно.

          Интересно, почему вы задумываетесь над тем, лишиться ли части себя или своей деятельности (своих следов). Вы боитесь, что вам не хватит таланта создать новые следы? Ведь если вы однажды что-то сделали – нет никакой проблемы повторить это, даже если оно потеряно, не так ли?

          Накачанная рука и картина – знаки несколько разных порядков. Накачанная рука есть в первую очередь результат вашей личной работы над самим собой. Картина есть результат вашей работы над картиной.

          За накачанную руку никто скорее всего не осудит, потому что определенная презумпция вседозволенности на собственное тело у нас сохраняется. Впрочем, если рассматривать например пирсинг и татуировки – здесь все сложнее.

          Скорее всего, речь идет не о том, что одно является продуктом, а другое – нет, а о целях и средствах таковой деятельности. Человек, совершающий действие in public, будет оцениваться, а та же деятельность, совершенная in private оцениваться скорее всего не будет. Я бы смотрел в эту сторону.

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines