From the daily archives: "Tuesday, November 8, 2011"

Дам три цитаты.

Поддерживая игру, сотрудница фонда Ирен Пепперберг (Irene Pepperberg) задала бессмысленный вопрос. Алекс ответил «none». Дальнейшее исследование показало, что птица употребляет слово «none» в смысле «ноль», то есть для обозначения отсутствия какого-либо количества.

Большинство цыплят приучалось ждать, демонстрируя завидное самообладание. Такое поведение требует наличия специфических структур и в психике, и в «матчасти» мозга. Кто мог ожидать от кур, что они предпочтут терпеть голод ради увеличения вознаграждения в будущем?

Выше всего у самцов резусов котировались изображения ягодиц самок, а также фотографии иерархически вышестоящих самцов. Рассматривать изображение подчиненных самцов обезьян удавалось заставить только с помощью «доплаты» (тоже в виде сока).

Если вас интересует психология и нервная деятельность животных – то для вас статья целиком.

Вообще, Дмитрия Шабанова я всем очень рекомендую, пишет интересно и довольно просто, даже для не знатоков биологии.

И ещё один интересный момент из статьи. Психолог Дин Симонтон утверждает, что гениев отличает плодовитость в области идей: «Разница между Бахом и его забытыми современниками не обязательно связана с тем, что у Баха было лучше соотношение попаданий и промахов. Разница в том, что посредственность создает с десяток идей, а Бах за свою жизнь написал более тысячи полноценных музыкальных произведений». Гениям приходит в голову огромное количество идей, озарений, теорий, связей между явлениями — столько, что они неизбежно придумывают что-нибудь стоящее. «Качество, — пишет Симонтон, — это вероятностная функция количества». (Хотя философски подкованные собаководы удивятся необходимости привлекать здесь какого-то Симонтона, когда явно имеет место переход количества в качество).

Да, это снова статья про Стива Джобса. Увы, только на английском. Цитату я взял из аннотации бюро Горбунова.

Страшная штука – бурый медведь. Я его боюсь. Но и медведь боится меня, и может, убегая, даже обдристаться от страха – реакция, свидетельствующая о сильном нервном перевозбуждении, что на первый взгляд странно для такого могучего зверя. Какой-нибудь олень, убегая, тоже может сыпануть орешков, но, так сказать, в штатном режиме – он бы и так это сделал. Само бегство для оленя – реакция штатная, отработанная миллионами поколений предков: напугался, убежал, успокоился, давай дальше пастись. Было бы о чем говорить. Другое дело бурый медведь: до появления человека он был в своих краях не то чтобы верховным хищником, но достаточно сильной тварью, чтобы во взрослом состоянии никого не бояться. Опасаться – да, но реакция панического бегства от хищника была ему неведома: вероятно, ни одно из животных севера Евразии, способных в принципе одолеть бурого медведя – рычащие и саблезубые кошки, крупнейшие травоядные, другие медведи – не охотилось на него целенаправленно.

С появлением человека медведям срочно нужно было научиться пугаться – но они этого не знали. Посему “нормальные” бесстрашные медведи, першие на рожон, через некоторое время перевелись – странные двуногие создания в целом оказались сильнее – а уцелели только медведи-“неврастеники”, которым ты “Эгеге!”, а они “Пук!”.и драпать. То есть поведенческая реакция страха перед человеком у медведя эволюционно молодая, неотработанная и поэтому зачастую связанная с избыточным, ненужным для выживания в такой ситуации перевозбуждением нервной системы – отсюда и дисфункция кишечника.

Так человек невольно вывел породу дрищущих медведей, исходным материалом для которой стали особи с изначально (в условиях до появления человека) ненормальной поведенческой реакцией. Возможно, другие виды, также не державшие в поведенческом арсенале нормальной “реакции жертвы”, были истреблены, не имея в своих рядах достаточно неврастеников, чтобы выработать хотя бы патологическую.

Экие мы затейники!

PageLines