From the monthly archives: "November 2011"

Суть любой игры – в налагаемых ей условностях, которые мы принимаем как должное. Любой, замечу – в том числе и компьютерной.

Однако, с развитием технологий, мы начинаем об этом забывать, и, вследствие этого, желаем невозможного – чтобы игра была избавлена от тех условностей, которые делают ее таковой. Чтобы игра стала не просто реалистичной – она стала реальностью.

Читать статью полностью →

Your son has been sculpting again

Несоциальная реклама использует въевшиеся уже в подкорку образы из социальной.

Постмодернизм в самом сокму.

Слегка простыл. Скажите, други дорогие, чем сейчас модно лечиться от простуды? Ну там, новый модный гомеопатический окколуцинум или как там его, или клевый красный лазер, мигающий с частотой ауры человека?

А еще лучше – если посоветуете действенные вещи, как народные, так и фармацевтические.

Про парацетомол и его производные я и сам знаю, к римантадину, говорят, современные штаммы устойчивы, арбидол и кагоцел клинически не проверены, чай с малиной и медом уже сделал.

Данный текст щедро оплачен госдепом США. Любые совпадения имен и событий совершенно случайны. Текст не направлен на разжигание ненависти либо вражды к представителем каких-либо социальных групп, призывом к совершению каких-либо действий, а является выражением личного мнения автора.

Декларируемой основой демократической системы является репрезентация политической воли граждан страны путем выбора их полномочных представителей в органах государственного управления. В переводе с наукообразного на русский это означает, что мы ходим на выборы, чтобы голосовать за тех людей, которые будут представлять наши интересы в законотворчестве. Вопрос только в том, как этих людей выбрать.

Выбор представителей – самый скользкий момент во всей демократической системе, потому что он требует от человека быть дисциплинированным, рациональным и осведомленным. Естественно, что большинство людей таковыми не являются. Более того, как я покажу далее, рациональный и осведомленный выбор в настоящее время попросту невозможен, что сводит на нет всю идею голосования, а вместе с ней – легитимность всей власти, выбранной демократическим способом. Однако, сознание определяет бытие, и выборная власть легитимна ровно до тех пор, пока в народе поддерживается иллюзия демократии, то есть мысль, будто бы те, кто стоят у власти – это действительно те самые люди, за которых они совершенно сознательно и непредвзято голосовали.

Читать статью полностью →

Данная заметка является копией моей же статьи, размещенной на хабре 1,5 года назад (считая с момента публикации, конечно же). За прошедшее время она не потеряла актуальности, и я частенько на нее ссылаюсь, а потому – решил разместить ее здесь. Сами понимаете, завтра хабра умрет, а мой сайт будет существовать вечно.

Проблема распространения интеллектуальной собственности в цифровом виде, более известная как «проблема копирайта», уже не первый год будоражит умы интернет-сообщества. И не только интернет – большие умы мира сего тоже ломают головы над тем, как же из двойки сделать тройку, то есть как придать неэкономической сущности вкус и запах экономического товара.

Почему «неэкономической»? Об этом далее.

Проблема дистрибуции цифрового контента в двух словах на примитивном языке выражается фразой «можно скопировать». На научном языке это называется «нулевая стоимость репликации». Именно эта самая нулевая стоимость репликации приводит к проблемам.

Я думаю, что все со мной согласятся в том, что если бы батон колбасы можно было скопировать аналогично файлу – то его стоимость равнялась бы нулю. Оказались бы бессмысленными магазины и ларьки по продаже колбасы, так как стоимостью обладали бы только те копии, которые были сделаны за деньги, благодаря определенным законодательным ограничениям. Можно было бы до бесконечности вводить законы, которые бы запрещали копирование колбасы, собирать карательные отряды, отслеживающие соблюдение законов, создавать специальную защиту колбасы, однако все эти кордоны ненадежны и рушатся с появлением первой бесплатной копии.

Читать статью полностью →

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник. Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Я специально привожу именно эту цитату, хотя в оригинальной статье все остальное не менее интересно. Дело в том, что я получил ряд претензий, касательно своей заметки, посвященной культу страданий, смысл которых сводился к тому, что “я этого не наблюдаю, никто об этом не пишет, а значит этого нет”. Пишут, просто смотреть надо лучше.

Здесь – несколько другой подход, но суть остается той же. Чувство вины и ролевая модель.

Кроме того, на примере данной статьи очень хорошо прослеживается эффект социального маятника. Впрочем, об этом будет отдельный разговор.

У грамотности есть темная сторона – обезьянья форма грамотности. Обезьянья – потому, что не преследует цели, которая изначально ставилась путем фиксации языковых норм – привести язык в состояние согласованности. Вместо этого цель обезьяньей формы грамотности – доминирование в стае путем зазубривания набора правил, который объявляется обязательным для исполнения всеми людьми, а те, кто отказывается их соблюдать – немедленно объявляются Untermensch и изгоняются из стаи. Grammatik macht frei!

Читать статью полностью →

Грубейшая ошибка – считать, что науку интересует Истина.

Крайне глупо думать, будто бы мощь человеческого разума столь велика, что с помощью него можно постичь все.

Вера в бесконечный прогресс столь же наивна, сколь наивны были древние мифы о находящейся в центре мира Земле.

Кем бы себя не называли люди, в большинстве своем они все-таки позитивисты. Они верят в разумное, доброе и вечное, что дают нам точные науки, и считают философский опыт поколений не более, чем игрой разума, забавными моделями, которые не имеют никакого практического смысла.

Тем не менее, именно эти модели – шанс понять, как же обстоят дела на самом деле.

Читать статью полностью →

А да, и расскажу байку, ходящую о нашем вендиспансере. Однажды его главный врач по пьяни признался приятелям, что сознательно не долечивает проституток. Денег с них за лечение не берет, но и не долечивает, так что бы они только носителями оставались. Потому как они — постоянный источник новых клиентов, а значит, и доходов. Может, врут…

Производители антивирусов делают вирусы, венерологи недолечивают клиентов… как страшно жить!

Публичность и анонимность – два главых фетиша выросшего поколения, воспитанного на уродливых сайтах эпохи первого Веба.

Об анонимности довольно много разговоров, но все они касаются в основном технической стороны данного аспекта. С этой точки зрения, анонимность начинается там, где кончается возможность установить, кто же на самом деле сидел перед экраном монитора в момент совершения действия. Потому что все эти прокси, анонимайзеры, торы и прочая мишура – настолько бренны и дремучи, что даже стыдно об этом говорить. По крайней мере, нормальным людям. Гораздо интереснее рассмотреть анонимность с философской точки зрения, а именно анонимность как образ мышления и образ действия. И здесь мы сразу же упираемся в то, что рассматривать проблемы анонимности невозможно без понимания того, что же такое имя, как оно образуется и какими свойствами обладает.

Читать статью полностью →

PageLines