Сегодня мы, пожалуй, поговорим о замечательном празднике – 9 мая, известный в народе как “день победы над фашистской1 Германией”.

Идею этой заметки я вынашивал давно, еще до появления этого сайта, и она как раз изначально должна была быть направлена “вовне” – то есть не на упорядочивание моего личного опыта, а на донесение моей позиции до массы. Потому что каждый раз, 9 мая, моим глазам становится больно смотреть на тот фарс, который происходит вокруг нас.

Разбирая тему ВОВ, очень тяжело не скатиться в две одинаково отвратительные вещи – религиозное поклонение и бессмысленный нигилизм. Отрицать важность тех событий для нашей страны кажется довольно глупым, но находятся люди, которые заявляют, что мы “всего лишь победили”. Гораздо более невыносимы те, кто считают, что, завоюй нас Гитлер, мы бы сейчас пили немецкое пиво и ездили на дешевых мерседесах. С последними общаться, впрочем, я не особо стремлюсь – трудно беседовать с человеком, основной объем черепной коробки которого занимает спинномозговая жидкость. Однако, к сожалению, сейчас мы видим другую тенденцию, не столь ужасную, но гораздо более опасную – становление культа предков.

Поклонение мертвым предкам – вещь не самая новая, ей уже много тысяч лет. Не нова эта тема и для моего блога – я уже писал об этом явлении, применительно правда к другому информационному поводу. Посему, я не слишком хочу давать здесь историческую справку, чтобы не размазывать тематику статьи, а потому просто отошлю интересующихся к соответствующей литературе2. Здесь же мы коснемся того, почему цепь событий привела к образованию этого ужасного культа, каковы его проявления и чем они нам грозят.

Весь период с начала до середины XX века был для нашей страны трагическим. Первая Мировая (в которой мы проиграли), революция, репресии3, Великая Отечественная (потери в которой – это в основном трудоспособное мужское население, то есть отцы). Результатом всего этого стало два явления, характерных именно для нашей страны – это повальная безотцовщина и становление идеи о страдании как добродетели4.

Причины первого ясны и очевидны – дети есть, а отцы, к сожалению, погибли. Отношение, естественно, было совершенно другим, нежели в современных неполных семьях. Довольно тяжелая тема, возможно, мы в будущем об этом поговорим.

Гораздо больший интерес представляет другой момент – идея о страдании как высшей добродетели.

Логика проистекающего процесса здесь несколько менее очевидна, но тоже довольно легко объяснима. Страна пережила чудовищные трудности и нечеловеческие лишения. Практически в каждой семье кто-то погиб – отец ли, брат ли, муж ли, это совершенно не важно. Множество людей получили ранения, многие перенесли голод. Далее, заиграли обезьяньи подсистемы, которые говорят нам – будь как все, не выделяйся. Эти обезьяньи подсистемы всегда ориентировались на массу как на образец нормальности и адекватности. И тут внезапно выясняется, что нормой стало страдать. Нормой стало лишиться кого-то из близких.

На человека, который никого не потерял, который не страдал – смотрели как на позор общества. Была тут и сознательная зависть, перетекающая в ненависть.

Все эти чувства были настолько сильны, что, конечно же, отразились на воспитании детей. В результате дети росли в атмосфере перманентного нереализованного страдания. Естественно, им пытались дать все, что могли, но невыраженная общественная мораль требовала не наслаждаться, а страдать.

Отголоском этого процесса стало то, что сейчас называется стариковской моралью. Чудовищное искажение психики, которое особенно заметно на моем поколении – молодые люди хвастаются друг перед другом, кто из них более больной. Причем, особенной доблестью считается даже не столько иметь определенный набор болезней, слабо совместимых с жизнью, но и добиться чего-то, несмотря на. То есть фактически, мы имеем своеобразный архетип фронтового солдата, который побеждает, несмотря на лишения, боль и раны.

Сам по себе этот архетип прекрасен – это идея Воина, Защитника и Мужа, ей много тысяч лет. Ужасным является то, что при этом обязательным условием стали сопутствующие страдания. Если ты легко идешь по жизни, добиваясь всего сам благодаря своим выдающимся способностям – ты не человек. Человек – тот, кто добивается того же, но при этом истекая кровью на каждом препятствии, встретившимся на его жизненном пути. Он достоин всего – а тебе просто повезло, ты баловень судьбы, ты не бился об камни, и скоро-то тебя жизнь ударит как следует.

Наряду с идеей страданий в нас прописалась и другая идея – вина перед предками. Так как любые наши страдания, которые мы можем испытать в нашей современной жизни – ничто, по сравнению со страданиями фронтовиков, воевавших в Великой Отечественной, то мы “по чести и совести” обязаны взять на себя часть их боли. Естественно, это невозможно. В результате, люди фрустрированы – они не могут достичь цели никакими средствами, и в них возникает комплекс вины. Комплекс настолько ужасный, что иногда достигает величины невроза – человек 9 мая носится по форумам и кричит, что вы неправильно празднуете, неправильно почитаете память, и вообще – неправильно помните. Помнить надо каждый день, каждый час, каждую секунду думать о вашем погишбем на войне прадедушке. И ни в коем случае не лицемерить – никакие проявления радости в этот день недопустимы. Иисус не смеялся.

Нет-нет, параллели с христианством я проводить не буду, потому что их нет. Иисус умер за наши грехи и открыл путь в рай каждому, кто примет его в своем сердце. А наши воевавшие предки умерли за нашу жизнь, тем самым открыв путь в свой маленький ад каждому, кто примет их поступок близко к сердцу, потому что никакие действия сейчас не способны искупить то, что они испытывали тогда. Это поступок не Б-га, а Евы, вкусившей с древа познания. Но тех, кто воевал, обвинить в этом нельзя, просто потому, что они об этом не просили.

В результате, культ ВОВ превратился в тотемическую религию, представляющую собой квинтэссенцию идеи первородного греха. Только родившийся ребенок сегодня уже виноват, потому что его предки страдали для того, чтобы он мог появиться на свет. И что бы он не сделал в этой жизни, как бы не пытался их задобрить – ничего не выйдет, прошлого не вернешь.

Именно поэтому я считаю, что необходимо менять настрой праздника. Вместо почтения к предкам – радость к жизни. Перестать наконец оглядываться назад и пересчитывать кости умерших – дайте им отдохнуть. Перестать наконец жить с чувством вины и смотреть прошлое – оно тянет вниз, к праху. Открыть лицо солнцу.

И найти, наконец, того Иисуса, который искупит новый первородный грех.


1. Нацистской, конечно же. Удивительно, что с реальным фашизмом – с Италией времени Муссолини – мы в общем-то не столкнулись, а то, что происходило в Германии было нацизмом. Тем не менее, это не мешало нам в детстве играть в “войнушку”, где неизменно присутствовали “фашисты”, а нашим бабушкам – обрести присказку “ты прямо как фашист”.

2. Токарев С.А. “Религия в истории народов мира” – Москва: Политиздат, 1964

3. Очень скользкий момент. Были ли репрессии, каков был их масштаб – это все есть в исторических документах. Над причинами же можно спорить довольно долго. Мне лично кажется логичным, что любая власть стремится уничтожить оппозицию, тем более что масштабы чисток вполне этому соответствовали. Но я не готов спорить на эту тему.

4. Конечно, данная идея существовала в христианстве, но там она носила все характерные черты фундаментального закона возмездия, следы которого можно найти во всех мировых религиях. Суть закона заключается в том, что за свои страдания в настоящем ты получаешь благо в будущем. И только в СССР закон возмездия перестал обращаться лично к человеку и его судьбе, перенеся свое действие на потомков.

Share →

One Response to Страдания

  1. NeFL says:

    Кое в чем бы поспорил, о приоритете влияния. Все ж таки кое-где вов только один из факторов, а местами и вовсе вытекающий из совсем другого. Но дискуссии устраивать мне лень.

    А в общем довольно меткие фразы и интересный взгляд. Спасибо кое-какие линии ты мне можно сказать открыл.

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines