Я луркоморье люблю самой нежной любовью, поскольку его зарождение, можно сказать, произошло на моих глазах. Я тогда сидел в IRC, на официальном канале башорга, и случайно посмотрел список каналов то ли у oal’a, то ли у aalien’а. Там обнаружился канал #mithgol, на который я и заглянул в тот самый момент, когда lurkmore.ru был открыт.

Слово за слово, шутка за шутку, и я стал первым и единственным администратором луркоморья “второй волны”. В истинной истории луркоморья моему участию посвящена маленькая строчка в самом конце.

К нам пришли игрофаги. Потом они ушли, но кое-кто остался. Впоследствии этот юзер тоже получил флаг модератора.

В принципе, моя значимость для проекта оказалась даже меньше, чем эта строчка – я там просто был. Судьбоносных решений за мной не наблюдалась, политикой я тоже особо не интересовался, писал кое-какие статьи и свалил, когда, по моему мнению, сраное луркоморье оконачательно скаталось в сраную энциклопедию идиотских мнений и тупорылых рассуждений. Время от времени я захожу на луркоморье, логинюсь и смотрю – неужели я все еще модератор? Да, так и есть – никому особо не надо снимать с меня права, потому что они никому не мешают.

Писать о том, как Все Есть На Самом Деле – занятие немного неблагодарное. Я пишу в основном для систематизации собственных мыслей, а тут вроде как бы перевариваем уже давно переваренное, смысла в этом не больше, чем в поедании одного и того же меда Винни-Пухом в седьмой раз. Тем не менее, я не оставляю мысли о том, что кому-то это будет интересно. А поговорим мы о Кастанеде и его эпистолярных потугах.

Кастанедой я увлекался довольно давно – года три или даже четыре назад, но, тем не менее, он прочно засел мне в голову. Идея Пути Воина с простыми и понятными правилами оказалась мне довольно близка, и, кроме того, давала определенную широту интерпретаций, позволяя подогнать идеи “под себя”. Тем заповедям, которые я тогда для себя сформулировал, я стараюсь следовать в течение жизни. Получается не всегда хорошо, но в целом довольно прилично.

Однако, я. честно говоря, удивлен, какое же количество трактовок существует для таких простых и понятных правил, которые сформулировал дон Хуан своему ученику. Вплоть до того, что на том же самом луркоморье существует совершенно отвратительная статья, в которой все неправильно. Не просто “не угадал”, “недопонял”, “слишком приземленно посмотрел”, а просто вообще не о том. Лучше уж, честное слово, считать, что книги Кастанеды – это о том, как жрать кактусы и галлюцинировать, это по крайней мере будет честнее по отношению к читателю, который с предметом обсуждения не знаком.

Обсудим их в том же порядке, в котором они есть в отвратительной статье.

Начнем со стирания личной истории. Это действие не имеет вообще никакого отношения к тому фантомасу, который там описывается. Все (подчеркну – все) заповеди дона Хуана применяются не к мифическому “окружению”, а к самому человеку, и делается это не для того, чтобы “люди не знали”, а для себя. Стирание личной истории – это уничтожение того груза моральной собственности, который мешает нам дышать полной грудью. Это отбрасывание всего того, что тяготит нас. Замечу – не забывание, забывать свой личный опыт смерти подобно, особенно для воина, а именно отбрасывание. Твой личный опыт становится как бы чужим, ты отстраняешься от него и перестаешь давать ему эмоциональную оценку, озирая собственное прошлое холодным расчетливым разумом. Ты не уничтожаешь собственное прошлое – ты отчуждаешься от него, и – прошлого у тебя нет. Точнее, оно перестало быть твоим, но ты можешь с ним работать, и ничего не потеряно, кроме ненужной эмоциональности.

Избавление от чувства собственной важности (именно отсюда пошла аббревиатура ЧСВ, которая “что-то плохое”) – это вовсе не христианское смирание, а осознание своего места в этом мире. Хотел бы я посмотреть на абсолютно смиренного воина, который полностью отдает себя в руки бурлящего потока судьбы. Кроме того, в такой трактовке этот пункт полностью противоречит всем остальным. Если толковать его правильно, то никаких проблем нет – человек, избавившись от чувства собственной важности, начинает понимать, что мир не вращается вокруг него, что люди вокруг не пляшут под его дудку и делают то, что ему угодно, а живут своими жизнями, и что он – не центр вселенной, а такой же человек, как я, ты или кто угодно. Такой трезвый взгляд позволяет избавиться от предубеждений по отношению к другим людям и понимать, чем они живут и почему. Что касается того, что у доктора Хауса маленькое ЧСВ, могу только посмеяться – человек, писавший это, вообще не понял, о чем же этот сериал.

Контролируемая глупость – это не признание того, что все твои действия попахивают идиотизмом (а тогда зачем их совершать?) а понимание того, что твое восприятие этого мира далеко от идеала, и тот факт, что тебе кажется что-то совершенно очевидным и понятным, на самом деле не дает никаких гарантий того, что это на самом деле так. Нужно осознавать, что ты мог допустить ошибку в любом месте и поступать так, чтобы суметь скомпенсировать в максимально возможной степени любой свой просчет, чтобы всегда оставалось место для маневра, а не строить механизмы чудовищной сложности, которые все равно не сработают.

Использование смерти как советчика же не имеет никакого отношения к пренебрежению собственныим действиями. Наоборот – к своим действиям надо относиться со всей серьезностью. Здесь речь идет о том же, о чем в свое время говорил Джобс (да и многие до него, просто цитаты искать дольше).

Когда мне было 17, я прочитал цитату — что-то вроде этого: «Если вы живёте каждый день так, как будто он последний, когда-нибудь вы окажетесь правы». Цитата произвела на меня впечатление и с тех пор, уже 33 года, я смотрю в зеркало каждый день и спрашиваю себя: «Если бы сегодняшний день был последним в моей жизни, захотел ли бы я делать то, что собираюсь сделать сегодня?». И как только ответом было «Нет» на протяжении нескольких дней подряд, я понимал, что надо что-то менять.

Смерть – прекрасный советчик в отделении действительно важного от посведневной суеты.

Принятие ответственности за свои поступки говорит нам не о бессмысленности сожалений, а об осознании серьезности своих действий и понимании, что их результат так или иначе зависит от вас и только от вас. То есть данная заповедь нацелена не в прошлое (как написано на луркоморье), а в будущее, и учит не перестать плакать о прошлом, а серьезнее смотреть в будущее.

Избавление от распорядков тоже вовсе не об отказе от предсказуемости. В предсказуемости в самой по себе нет ничего плохого – она составляет довольно большую проблему разве что для чемпиона мира по шахматам (который, впрочем, вряд ли смог бы им стать, будь он настолько предсказуем). Мы говорим не о ниндзя, выпригивающим то из правого, то из левого угла, а о воине. Избавление от распорядков – это принятие гибкого подхода к делам, отказ от планирования того, что планировать нельзя ввиду того факта, что наш мир слишком переменчив, чтобы составлять долгоживущие планы. Хочешь насмешить Б-га? Расскажи ему о своих планах.

А принятия настроения воина я и вовсе не помню в каком-то выделенном смысле. Мелькала, но упор на нее особый никогда не делался.

Может быть, у кого-то есть другое мнение на этот счет – я с удовольствием послушаю.

Share →

4 Responses to Кастанеда и lurkmore.ru

  1. Dante says:

    <>

    Лично я всегда воспринимал контролируемую глупость как интерфейс воина с нормальными людьми. Можно, конечно, вести асоциальный образ жизни, а то и вообще уйти в отшельники; но плотное общение с людьми даёт гораздо больше жизненного опыта, который позволяет двигаться дальше на своём пути.

    Впрочем, с книгами Кастанеды я знаком достаточно поверхностно, в основном, по отсылам Велеслава и хакеров сновидений.

    • bober_maniac says:

      По книгам, Воин — это некая такая вещь в себе, все-таки.

  2. tnimas says:

    не согласен насчет контролируемой глупости и избавления от распорядков. Я понял эти понятия так:
    Контролируемая глупость – отношение к поступкам так, как будто они важны, но с осознанием того факта, что это не так. К таким неважным поступкам относится деятельность, на которую людей двигает их ЧСВ.

    В книге “Путешествие в Икстлан” воин определяется как “безупречный охотник, который охотится на силу”. Оттуда же можно процитировать “Охотник добывает дичь не потому, что устанавливает ловушки, и не потому, что знает распорядки своей добычи, но потому, что сам не имеет никаких распорядков. И в этом – его единственное решающее преимущество. Охотник не уподобляется тем, на кого охотится. Они скованы жесткими распорядками, путают след по строго определенной программе, и все их причуды легко предсказуемы. Охотник же свободен, текуч и непредсказуем.” То есть речь как раз таки об отказе от предсказуемости :)

    • Gektorio says:

      Думаю автор представил не плохие размышления, вместо обычного цитирования. Спасибо

Leave a Reply

Войти с помощью: 

Your email address will not be published. Required fields are marked *

PageLines