From the daily archives: "Friday, October 7, 2011"

Довольно интересно становится наблюдать за рунетом в тот момент, когда умирает кто-то из людей публичных. В этот момент, вся обозримая русскоязычная сеть немедленно надевает черное (не то, что у Мартина, и даже не изобретение рунета), и начинает Скорбеть. Именно Скорбеть, с большой буквы. И среди них тоже имеется своя иерархия.

Первыми идут те, кто неизменно рвет на себе волосы, выцарапывает глаза, рвет футболку на груди и стонет о том, какого же великого и гениального человека потерял мир. Они нарекают его человеком десятилетия… нет, столетия, или даже тысячелетия, сравнивают его с Эйнштейном (почему-то именно Эйнштейн очень популярен в качестве непревзойденного гения), грозятся назвать в честь него ребенка/собаку/кошечку/тараканов на кухне и всенепременно ругаются со всеми остальными группами.

Вторыми идут люди поскромнее. Они признают одаренность почившего в небытие, однако все время делают оговорку, что гением они его не считают, но, конечно же, очень сильно уважают. Естественно, пишут они, человек это был очень хорош собой, совершил очень много полезного, но он не гений, нет. Критериев гениальности они не указывают, видимо, чтобы не упоминать в очередной раз имя Эйнштейна (действительно, зачем?) всуе, но твердо знают, что любой, кто умер при их жизни, ну точно не может быть гением и места в истории не особо то и заслуживает (в отличие от Эйнштейна).

В серединке болтаются неопределившиеся. Они твердо блюдут равновесие, сопоставляя положительные качества принявшего ислам с отрицательными, и то и дело восклицающие: “баланс!” Прирожденные банкиры, у них все время дебет сходится с кредитом. Если бы интернет существовал в момент смерти Чикатило – они бы все равно непременно упомянули о том, что Андрей Романович, несмотря на 53 доказанных убийства, очень любил детей, хорошо готовил борщ и прекрасно пел.

И наконец, в самом низу – злорадствующие. Они ухмыляются, глядя в разлагающее лицо свежего трупа, обвиняют его во всех смертных грехах, сочиняют похабные анекдоты, выкладывают мерзкие картинки и придумывают тошнотворные фразочки. Именно их перу принадлежат выражения “подавился мацой” и “принял ислам”. Совместными усилиями первых двух групп при молчаливом согласии третьей, они изгоняются, испепеляются и искореняются.

Впрочем, речь не об этом. Речь о той мерзости, которая вынесена в заголовок и названа (уж не знаю, мной или нет) культом Смерти или мортализмом.

Читать статью полностью →

PageLines